Косвенный умысел преступления

Косвенный умысел преступления

АРХИВ «Студенческий научный форум»

Просмотров научной работы: 22342

Комментариев к научной работе: 0

Поделиться с друзьями:

Прямой умысел — это такой вид умысла, при котором лицо, совершившее преступление, соз­навало общественно опасный характер своего действия, предвидело его общественно опасные последствия и желало их наступления. Предвиде­ние — это отражение в сознании тех событий, ко­торые произойдут в будущем. Говоря конкретнее, под предвидением общественно опасных послед­ствий понимается мысленное представление ви­новного о том вреде, который причинит его деяние общественным отношениям, охраняемым уголов­ным законом.

Косвенный умысел — это такой умысел, когда лицо, совершившее преступление, сознавало обще­ственно опасный характер своего деяния (действия или бездействия), предвидело его общественно опасные последствия и сознательно допускало воз­можность их наступления, относясь к этому безраз­лично. Интеллектуальный элемент косвенного умысла характеризуется сознанием общественной опасности совершаемого деяния и предвидением реальной возможности наступления общественно опасных последствий. В законе волевой элемент косвенного умысла характеризуется отсутствием желания, но сознательным допущением обществен­но опасных последствий либо безразличным к ним отношением.

При прямом умысле характерным является предвидение неизбежности наступления общест­венно опасных последствий. Но в некоторых случа­ях желаемые последствия виновный может и пред­видеть только тогда, как реально возможные в оп­ределенном конкретном случае. Например, винов­ный пытается отравить потерпевшего ядом слабого действия, понимая, что для убийства таким спосо­бом у него мало шансов.

Косвенному умыслу всегда свойственно пред­видение реальной возможности, определенной ве­роятности наступления общественно опасных по­следствий. Различие между прямым и косвенным умыс­лом по интеллектуальному элементу состоит в том, что в этих случаях виновное лицо неодинаково предвидит последствия своего деяния.

Волевой элемент прямого умысла — это жела­ние наступления общественно опасных последст­вий. Целью действий виновного при прямом умыс­ле является наступление общественно опасных по­следствий, которые представляют элемент данного состава преступления. Так, при краже — причинение имущественного ущерба, при телесных поврежде­ниях — причинение вреда здоровью и т. д.

О желании наступления общественно опасных последствий при прямом умысле можно говорить только в определенных случаях, которыми являют­ся такие, когда:

1) общественно опасное последствие является конечной целью действий виновного, составы та­ких преступлений выполняются только с прямым умыслом;

2) наступление общественно опасных послед­ствий — это лишь промежуточное звено, необходи­мое средство достижения преступной цели (поджог с целью сокрытия убийства). В указан­ных случаях виновный относится к преступному результату, как к необходимому, нужному событию, а наличие хотя бы одного из указанных ва­риантов говорит о причинении преступных по­следствий с прямым умыслом.

Деление умысла на прямой и косвенный имеет огромное значение: без установления в деянии при­знаков прямого или косвенного умысла нельзя сде­лать вывод о наличии умышленной вины.

Законодательное определение умысла сконструировано применительно к материальному составу преступле­ния. Если же состав преступления — фор­мальный, то, по-видимому, проявление воли субъекта направляется на само де­яние, а не на его последствия. В этом смысле умысел охватывает лишь сознание субъектом фактических обстоятельств и общественной опасности соответствующего деяния и желание его совершения, а потому такой умысел яв­ляется прямым. Но существует точка зре­ния, согласно которой в преступлениях с формальным составом следует выделять просто умысел, охватывающий собой лишь сознание лицом общественной опасности своего деяния.

Законодательное определение прямого умысла ориентировано на преступления с материальным составом. Поэтому желание связывается в нем только с общественно опасными последствия­ми, в которых воплощен вред, причиняемый объекту. Однако большинство известных российскому законодательству преступ­лений имеют формальный состав, и последствия находятся за его пределами. В таких составах предметом желания являются сами общественно опасные действия (бездействие). Так, субъект кле­веты, сознавая порочащий другое лицо характер ложных сведе­ний, желает распространить именно ложные и позорящие другое лицо измышления. А субъект хулиганства, сознавая, что его действия грубо нарушают общественный порядок и выражают явное неуважение к обществу, желает совершить действия, обла­дающие именно такими свойствами. Следовательно, при совер­шении преступлений с формальным составом предметом желания являются действия (бездействие), которые по своим объективным свойствам обладают признаком общественной опасности незави­симо от факта наступления вредных последствий.

Предвидение неизбежности наступления последствий означа­ет наличие не косвенного, а прямого умысла. Невозможно гово­рить о нежелании причинить вредные последствия, если человек мобилизует свою волю на совершение действий, которые заведо­мо повлекут указанные последствия[1].

Итак, интеллектуальный элемент косвенного умысла характеризуется сознанием общественной опасности совершаемого дея­ния и предвидением реальной возможности наступления общест­венно опасных последствий.

Волевой элемент косвенного умысла характеризуется в законе как отсутствие желания, но сознательное допущение общественно опасных последствий либо безразличное к ним отношение. Сравнивая косвенный умысел с прямым, сле­дует иметь в виду, что при косвенном умысле общественно опасное последствие — это побочный продукт преступных дей­ствий виновного, направленных к достижению иной цели, нахо­дящейся за рамками данного состава преступления. Виновный не стремится причинить общественно опасные последствия. Однако подчеркнутое законодателем отсутствие желания причинить вред­ные последствия нельзя понимать как их нежелание, стремление избежать их наступления (активное нежелание). Было бы невер­ным утверждать, что лицо, действующее с косвенным умыслом, относится к общественно опасным последствиям отрицательно, стремится к их не наступлению [2]. На самом деле сознательное допущение означает, что виновный вызывает своими действиями определенную цепь событий и сознательно, т.е. осмысленно, намеренно, допускает развитие причинно-следственной цепи, приводящее к наступлению общественно опасных последствий. В отличие от нежелания — активного волевого процесса, связан­ного с отрицательным отношением к общественно опасным пос­ледствиям, сознательное допущение есть активное переживание, связанное с положительным волевым отношением к последстви­ям.

Различие между прямым и косвенным умыслом по содержа­нию интеллектуального элемента состоит в неодинаковом харак­тере предвидения последствий. Если прямой умысел характери­зуется предвидением, как правило, неизбежности, а иногда ре­альной возможности наступления общественно опасных послед­ствий, то косвенному умыслу присуще предвидение только реаль­ной возможности наступления таких последствий. Но основное различие между прямым и косвенным умыслом заключается в том, что волевое отношение субъекта к последствиям проявляется в различных формах. Положительное отношение к ним при пря­мом умысле выражается в желании, а при косвенном умысле — в сознательном допущении либо в безразличном отношении[3].

Определенный умысел характеризуется наличием у виновного конкретного представления о качественных и количественных показателях вреда, причиняемого деянием. Если у субъекта имеется четкое представление о каком-то одном индивидуально-определенном результате, умысел является простым определенным.

1. Дагель П. С, Михеев Р. И. Теоретические основы установления вины Владивосток, 1975

2. Бюллетень Верховного Суда СССР. 1970. № 5

3. Уголовное право. Общая часть: Учебник. Издание второе переработанное и дополненное / Под ред. доктора юридических наук, профессора Л.В. Иногамовой-Хегай 12 Учебник доктора юридических наук, профессора А.И. Рарога, доктора юридических наук, профессора А.И. Чучаева. — М.: Юридическая фирма «КОНТРАКТ»: ИНФРА-М, 2008. — 560 с.

4. Куприянов А. «Темные силы» как субъект преступления //Российская юстиция, 2001. № 8, с.73.; Котлячков А., и др. «Оружие — слово. Оборона и нападение с помощью. » (Практическое руководство). М., 2001. С.11.

www.scienceforum.ru

Статья 25. Преступление, совершенное умышленно

1. Преступлением, совершенным умышленно, признается деяние, совершенное с прямым или косвенным умыслом.

2. Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления.

3. Преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично.

Комментарий к Ст. 25 УК РФ

1. В уголовное законодательство России впервые введены и нормативно определены понятия прямого и косвенного умысла.

При привлечении к ответственности за совершение умышленного преступления, исходя из принципа субъективного вменения, необходимо установить, что все обстоятельства, имеющие юридическое значение, т.е. являющиеся признаками состава преступления (основного или квалифицированного), относящиеся к характеристике объекта и предмета, объективной и субъективной стороны преступления, осознавались виновным. Исключение представляют преступления, совершенные с двумя формами вины (см. коммент. к ст. 27).

Обязательным элементом умысла является осознание лицом не только фактических обстоятельств совершаемого им деяния (действия или бездействия), но и его общественной опасности, т.е. его способности причинить вред охраняемым законом объектам уголовно-правовой охраны. В число признаков умышленной вины не включено осознание уголовной противоправности совершаемого деяния. Однако общественная опасность целого ряда деяний, предусмотренных УК в качестве преступлений, связана в первую очередь с тем, что лицо нарушает какое-либо правило, запрет, т.е. действует вопреки закону (например, ст. ст. 127, 128, 139, 223, 256, 258, 260 УК и др.). Поэтому в подобных случаях осознание лицом общественной опасности действия (бездействия) включает и понимание запрещенности совершаемого им деяния.

2. Разграничение между прямым и косвенным видами умысла проводится как по интеллектуальному элементу (характеру предвидения общественно опасных последствий), так и по волевому элементу (отношению к предвидимым общественно опасным последствиям).

Лицо, действующее с косвенным умыслом, предвидит лишь реальную возможность наступления общественно опасных последствий как результат своего действия или бездействия, понимая, однако, что эти последствия могут и не наступить. В случае совершения преступления с прямым умыслом виновный предвидит не только реальную возможность наступления общественно опасных последствий, но и, как подчеркивается в ч. 2 комментируемой статьи, неизбежность наступления таких последствий. Следовательно, предвидение неизбежности наступления последствий, т.е. однозначной причинной связи между деянием и последствием (в материальных составах), возможно только в преступлении с прямым умыслом, в том числе в покушениях на преступление.

Косвенный умысел не может иметь места в преступлениях с формальным составом, моментом окончания которых является факт совершения действия (бездействия). Так, из содержания ст. 291 УК во взаимосвязи со ст. 5, ч. 2 ст. 24 и ст. 290 УК вытекает, что уголовный закон предполагает возможность квалификации деяния как дачи взятки лишь при установлении в действиях лица прямого умысла и личной заинтересованности в совершении взяткополучателем определенных действий (бездействия) .
———————————
См.: Определение КС РФ от 10.10.2002 N 328-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Хаймина Валерия Сергеевича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 291 Уголовного кодекса Российской Федерации».

3. Практическое значение разграничения прямого и косвенного умысла проявляется прежде всего при решении вопросов об ответственности за неоконченное преступление. Готовиться к совершению преступления (ч. 1 ст. 30 УК) и покушаться на преступление (ч. 3 ст. 30 УК) можно лишь с прямым умыслом. Так, если убийство (ст. ст. 105 — 107 УК) может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, т.е. когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам (см. п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 27.01.1999 N 1).

Если виновный действовал с косвенным умыслом, но общественно опасное последствие, возможность которого он предвидел, не желая его наступления, а лишь сознательно допуская либо относясь безразлично, не наступило, то он подлежит ответственности только за фактически содеянное (в частности, по ст. 111 УК), а не за покушение за наступившее, но не желаемое им последствие.

Например, по делу о незаконном приобретении и ношении взрывного устройства — гранаты, а также о покушении на убийство действия осужденного были переквалифицированы с ч. 3 ст. 30 и подп. «а», «е» ч. 2 ст. 105 УК на ч. 1 ст. 118 УК, так как судом на основе исследованных доказательств достоверно не установлены прямой умысел и мотив покушения на убийство двух лиц общеопасным способом; действия осужденного переквалифицированы с учетом фактически причиненного А. тяжкого вреда здоровью, а П. — легкого вреда здоровью — по неосторожности.

УК не предусматривает ответственности за неосторожное причинение легкого вреда здоровью, в связи с чем содеянное в этой части осужденным, не являющимся специальным субъектом, квалифицировано по ч. 1 ст. 118 УК как причинение тяжкого вреда здоровью А. по неосторожности в виде небрежности, поскольку Ф. не предвидел возможность наступления указанных общественно опасных последствий своих действий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть эти последствия, как это определено в ст. 26 УК .
———————————
Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 14.11.2007 по делу N 47-О07-56.

4. При решении вопроса о виде умысла следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного. В частности, при установлении содержания и направленности умысла в целях разграничения преступлений против жизни и преступлений против здоровья, необходимо обращать внимание на способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения (см. п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 27.01.1999 N 1).

5. В этих же целях следует учитывать и другие выделяемые в теории уголовного права разновидности умысла: заранее обдуманный и внезапно возникший, конкретизированный (определенный) и неконкретизированный (неопределенный). Так, внезапно возникший умысел характерен для преступлений, совершаемых в состоянии аффекта (ст. ст. 107 и 113 УК).

Практическое значение для квалификации преступлений имеет установление прямого конкретизированного либо неконкретизированного умысла. В первом случае виновное лицо предвидит и желает наступления определенного последствия (например, смерти человека, похищения чужого имущества в крупном размере и т.п.). Если это предвиденное и желаемое последствие не наступило по не зависящим от лица причинам, то оно, исходя из субъективной направленности его деяния, подлежит ответственности за покушение на преступление. И наоборот, лицо, действующее с прямым конкретизированным умыслом, предвидит и желает причинить вред, но представляет последствия лишь в общих чертах, вариативно, желая наступления любого из них. При таком субъективном отношении лицо несет ответственность за фактически наступившее последствие. Данное положение соответствует объективно-субъективному содержанию основания ответственности, в соответствии с которым лицо отвечает за деяние, охватываемое сознанием субъекта в форме умысла или неосторожности, а не просто за некие идеальные умысел или неосторожность .
———————————
Подробнее см., например: Толкаченко А.А. Проблемы субъективной стороны преступления. М., 2005.

6. Сознанием лица и, следовательно, его умыслом и виновностью (как конкретизированным объемом обвинения) при совершении определенного преступления должны охватываться такие объективные факторы, как характеристики потерпевшего (ст. ст. 105, 131, 277, 295, 317 УК), особенности предмета преступления (ст. ст. 158, 164, 193 УК), способ действия (ст. ст. 160, 159, 163 УК и др.), место действия (ст. ст. 158, 161, 162 УК и др.), орудия преступления (ст. ст. 162, 205, 206, 207 УК и др.), незаконность, заведомость действий лица (ст. ст. 139, 158, 260 УК). Кроме того, сознанием субъекта виновного должны охватываться объективные и субъективные обстоятельства, смягчающие (ст. 61 УК) и отягчающие (ст. 63 УК) наказание , повторный учет которых также не допустим.
———————————
См.: Ткаченко В.И. Преступления с двойной формой вины // Законодательство. 1998. N 5.

stykrf.ru

Умысел и его виды. Неосторожность и ее виды.

Умысел представляет собой одну из форм вины.

Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо, его совершившее, осознавало общественную опасность своего действия (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления (ч. 2 ст. 25 УК РФ).

Косвенный умысел бывает тогда, когда лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействий), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично (ч. 3 ст. 25 УК РФ).

Умысел имеет интеллектуальный и волевой моменты.

  • Интеллектуальный момент заключается:
    1. в осознании виновным общественно опасного характера совершенного деяния;
    2. в предвидении его общественно опасных последствий.
    • Волевой момент выражается:
    • в желании наступления этих последствий;
    • в сознательном допущении наступления этих последствий.
    • Интеллектуальный момент прямого и косвенного умысла полностью совпадает. Волевой момент умысла, фиксирующий желание наступления общественно опасных последствий или их сознательное допущение, относится к волевой сфере психики виновного. Закон содержит указания на два возможных вида волевой активности: желание наступления общественно опасных последствий (этот вид — прямой умысел), либо сознательное допущение возможности наступления таких последствий (косвенный умысел).

      Умысел является наиболее распространенной формой вины на практике.

      Различие между прямым и косвенным умыслом по содержанию интеллектуального элемента состоит в неодинаковом характере предвидения последствий. Если прямой умысел характеризуется предвидением, как правило, неизбежности, а иногда реальной возможности наступления общественно опасных последствий, то косвенному умыслу присуще предвидение только реальной возможности наступления таких последствий. Но основное различие между прямым и косвенным умыслом заключается в том, что волевое отношение субъекта к последствиям проявляется в различных формах. Положительное отношение к ним при прямом умысле выражается в желании, а при косвенном умысле – в сознательном допущении либо в безразличном отношении. Установление вида умысла очень важно для правильной квалификации преступления, что подтверждается многими примерами.

      Согласно ст. 26 ч. I УК РФ преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности.

      Преступление признается совершенным по легкомыслью, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействий), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий.

      Самонадеянность (легкомыслие) отличается от косвенного умысла тем, что лицо предвидит лишь возможность наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия, но рассчитывает на предотвращение наступления этих последствий, но расчет оказывается легкомысленным. При косвенном умысле такой расчет отсутствует, виновный предвидит последствия своих действий и сознательно их допускает, либо относится к ним безразлично.

      Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействий), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

      От умысла и преступного легкомыслия преступная небрежность отличается отсутствием предвидения возможности наступления общественно опасных последствий. В ст. 24 ч. II УК РФ указывается, что деяние, совершенное по неосторожности, признается преступлением только в том случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

      Формы вины. Умысел и неосторожность: Видео


      legalquest.ru

      КОСВЕННЫЙ УМЫСЕЛ

      Большой юридический словарь. — М.: Инфра-М . А. Я. Сухарев, В. Е. Крутских, А.Я. Сухарева . 2003 .

      Смотреть что такое «КОСВЕННЫЙ УМЫСЕЛ» в других словарях:

      Косвенный умысел — Умысел одна из форм вины, противопоставляемая неосторожности. В административном праве, а также в уголовном законодательстве некоторых стран, виновным может быть признано даже юридическое лицо. В уголовном праве умышленная форма вины… … Википедия

      Косвенный умысел — см. Преступление, совершенное умышленно … Энциклопедия права

      косвенный умысел — см. умысел. * * * см. Преступление, совершенное умышленно … Большой юридический словарь

      УМЫСЕЛ, ЭВЕНТУАЛЬНЫЙ — косвенный умысел … Большой экономический словарь

      Умысел — Умысел одна из форм вины, противопоставляемая неосторожности. В административном праве, а также в уголовном законодательстве некоторых стран, виновным может быть признано даже юридическое лицо. В уголовном праве умышленная форма вины… … Википедия

      Умысел (уголовное право) — Умысел одна из форм вины, противопоставляемая неосторожности. В административном праве, а также в уголовном законодательстве некоторых стран, виновным может быть признано даже юридическое лицо. В уголовном праве умышленная форма вины… … Википедия

      УМЫСЕЛ — УМЫСЕЛ, в праве одна из форм вины. Заключается в том, что лицо, совершающее преступление, сознает общественно опасный характер своего действия (бездействия), предвидит его общественно опасные последствия и желает их (прямой умысел) или… … Современная энциклопедия

      УМЫСЕЛ — (в праве) одна из форм вины; заключается в том, что лицо, совершающее преступление, сознает общественно опасный характер своего действия (бездействия), предвидит его общественно опасные последствия и желает их (прямой умысел) или сознательно… … Большой Энциклопедический словарь

      Умысел — УМЫСЕЛ, в праве одна из форм вины. Заключается в том, что лицо, совершающее преступление, сознает общественно опасный характер своего действия (бездействия), предвидит его общественно опасные последствия и желает их (прямой умысел) или… … Иллюстрированный энциклопедический словарь

      УМЫСЕЛ — наиболее распространенная в законе и на практике форма вины. По своему содержанию умысел подразделяется на прямой и косвенный (ч. 1 ст.25УК). Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих… … Энциклопедия юриста

      dic.academic.ru

      Умысел преступления

      Умысел и его виды

      Умысел — наиболее распространенная форма вины. Согласно ст. 25 УК преступлением, совершенным умышленно, признается деяние, совершенное с прямым или косвенным умыслом.

      Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления. Преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично.

      Для обоих видов умысла характерно осознание общественной опасности своих действий (бездействия), а также предвидение возможности (для прямого умысла иногда также неизбежности) наступления общественно опасных последствий. Определяющим свойством умышленной вины является то, что лицо осознает, что оно совершает действия (бездействие), которые опасны для охраняемых уголовным законом общественных отношений и запрещены этим законом в качестве преступления.

      Посредством своих действий (бездействия) человек выражает отношение к другим людям, правилам социального общежития и действующим законам. В оценке поведения человека приобретает первостепенное значение то, насколько это поведение согласуется с нравственными и правовыми установлениями данного общества. В уголовном праве сказанное означает, что при умышленной вине лицо осознает не только фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия), но и отрицательную нравственную оценку их со стороны общества.

      Обязательным признаком умышленной вины является предвидение лицом возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий, которые предусмотрены уголовным законом и могут наступить в результате его действий (бездействия). Предвидение лицом неизбежности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия) характерно для прямого умысла.

      Предвидение лицом последствий своих действий (бездействия) невозможно без осознания им тех причинно-следственных связей, которые делают наступление последствия обоснованным, без осознания того, что последствие с закономерностью может последовать за совершенными действиями (бездействием). Предвидение последствий своих действий (бездействия) может быть различным. При прямом умысле лицо предвидит возможность либо неизбежность наступления общественно опасных последствий. При косвенном умысле предвидение возможности наступления общественно опасных последствий носит менее конкретный характер.

      Отличие прямого и косвенного умысла заключается в основном в волевом содержании совершаемых действий (бездействия). При прямом умысле лицо желает чтобы наступили предвидимые им общественно опасные последствия. При косвенном умысле лицо не желает, но сознательно допускает, что в результате его действий (бездействия) могут наступить общественно опасные последствия, либо относится к ним безразлично.

      В отечественном уголовном праве определение понятия умысла ориентировано на материальные составы преступлений. В связи с этим в теории и судебной практике дискуссионным остается вопрос о применимости деления умысла на прямой и косвенный к так называемым формальным и усеченным составам преступлений. При совершении преступления с формальным и усеченным составом лицо сознает, что оно совершает общественно опасное деяние и желает его совершения. Поэтому следует согласиться, что в подобных ситуациях лицо совершает преступление с прямым умыслом.

      В доктрине уголовного права также различают заранее обдуманный и внезапно возникший умысел. Заранее обдуманный умысел характеризуется тем, что между появлением намерения совершить преступление и его осуществлением имеется разрыв во времени, лицо при этом взвешивает все «за» и «против», учитывает те или иные моменты в связи с предполагаемым совершением преступления. Поэтому осознание общественной опасности деяния и предвидение его последствий в таких случаях по общему правилу является более четким, а лицо, совершившее преступление, более опасным.

      При внезапно возникшем умысле намерение совершить преступление возникает неожиданно под влиянием сложившейся ситуации и тут же приводится в исполнение. Разновидностью внезапно возникшего умысла является аффектированный умысел, когда лицо совершает преступление в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, излсватсль- ством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего (ст. 107 УК). Внезапно возникший умысел при прочих равных условиях характеризует лицо как менее опасное.

      С учетом характера предвидения и направленности воли лица различают умысел определенный (конкретизированный) и неопределенный (неконкретизированный). При определенном умысле лицо предвидит конкретно определенное преступное последствие, а его воля направлена именно на достижение данного результата. При неопределенном умысле лицо, совершая те или иные общественно опасные действия (бездействие), точно не определяет, какое последствие может наступить. В таком случае лицо подлежит уголовной ответственности за фактически наступившие последствия.

      Прямой, косвенный и другие виды умысла

      Согласно ч. 1 ст. 25 УК преступлением, совершенным умышленно, признается деяние, совершенное с прямым или косвенным умыслом.

      Определения умышленной формы вины закон не содержит. Нет общепринятого определения умышленной формы вины и в науке уголовного права. Понятие умысла раскрывается через его вилы.

      Определение прямого умысла сформулировано в ч. 2 ст. 25 УК. Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления.

      Косвенный умысел определяется в ч. 3 ст. 25 УК. Преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично.

      Приведенные формулировки прямого и косвенного умысла в полном объеме относятся только к преступлениям с материальным составом, поскольку их характеристика предусматривает отношение виновного к последствиям. В составах преступлений с законодательной конструкцией, не предусматривающей последствий как обязательного признака, характеристика умышленной и неосторожной форм вины должна быть иной.

      В этом смысле позитивным примером является законодательство иных государств, например УК Республики Беларусь, в котором имеется ст. 24 «Вина в преступлении, не связанном с наступлением последствий». В этой статье сказано:

      «1. В преступлении, для наличия которого не требуется наступления общественно опасных последствий, форма вины устанавливается по отношению лица к общественно опасному деянию.

      2. Преступление признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало общественно опасный характер своего действия или бездействия и желало его совершить».

      Исходя из анализа данной нормы можно сделать вывод: законодатель Республики Беларусь считает, что подобные преступления могут быть совершены только с прямым умыслом.

      Раскрывается содержание прямого умысла в преступлениях с материальным и формальным составами и в Уголовном кодексе Эстонской Республики.

      В отечественной науке уголовного права широко распространено мнение, что косвенный умысел, определяемый отношением к последствиям, невозможен в преступлениях, где само деяние образует оконченный состав преступления.

      Таким образом, с прямым умыслом могут быть совершены все умышленные преступления независимо от юридической конструкции состава преступления. С косвенным умыслом могут быть совершены лишь те умышленные преступления, в которых последствия относятся к обязательным признакам состава преступления.

      Характеристика прямого и косвенного умысла в преступлениях с материальным составом наглядно представлена в табл. 2.

      И при прямом и при косвенном умысле в преступлениях с материальным составом интеллектуальный процесс умысла характеризуется:

      • осознанием общественной опасности своего деяния;
      • предвидением общественно опасных последствий.

      Некоторые ученые сделали вывод, что по интеллектуальному признаку прямой и косвенный умыслы совпадают, а различие между ними лишь в волевом моменте. Однако данный вывод представляется не корректным.

      Таблица 2. Прямой и косвенный умысел в преступлениях с материальным составом

      Умысел

      Интеллектуальный момент умысла

      Волевой момент умысла

      Лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия)

      Лицо предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий

      Лицо желало их наступления

      Лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий

      Лицо не желало наступления последствий, но сознательно их допускало или относилось к ним безразлично

      Закон раскрывает только один момент интеллектуального отношения субъекта, а именно — осознание общественной опасности своего деяния (действия или бездействия). Относительно предвидения общественно опасных последствий этого сказать нельзя. При прямом умысле лицо предвидит или возможность, или неизбежность последствий. При косвенном умысле лицо предвидит лишь возможность последствий. Следовательно, если лицо при совершении преступления предвидело неизбежность последствий в результате своего общественно опасного деяния, то оно признается действовавшим с прямым умыслом со всеми вытекающими из данного вывода последствиями, ибо понятно, что в подобных случаях лицо не может не желать данных последствий. Например, невозможно представить ситуацию, когда лицо предвидит, что в результате его деяния человек неизбежно погибнет, но, не желая причинения ему смерти, все же совершает общественно опасное деяние, приведшее к гибели потерпевшего.

      На наш взгляд, для прямого умысла более характерно предвидение неизбежности последствий, чем их реальной возможности.

      Сознание общественно опасного характера своего деяния относится к моменту совершения действия или к моменту отказа от его совершения. Предвидение относится к сфере будущего, поскольку оно следует за совершением деяния. Между деянием и последствиями присутствует причинно-следственная связь, которая также должна осознаваться лицом и входить в сферу его предвидения, т. е. интеллектуальным процессом сознания охватывается не только деяние и последствия, но и особенности причинно-следственной связи между деянием и возможными (наступившими) общественно опасными последствиями. Неосознание наличия причинно-следственной связи между деянием и последствиями исключает уголовную ответственность за умышленное преступление. При прямом умысле, когда лицо желает наступления определенных последствий, оно выбирает такой способ совершения деяния, при котором желаемые последствия с его точки зрения должны наступить в обязательном порядке, или, в исключительном случае, вероятность их наступления должна быть реально возможной при определенных обстоятельствах, к которым лицо стремится. Иначе ему не было бы необходимости действовать.

      Представляется, что в содержание прямого и косвенного умысла включается сознание и предвидение всех фактических обстоятельств, которые соответствуют объективным признакам состава конкретного преступления, предусмотренного уголовным законом. Например, при вменении убийства, совершенного общеопасным способом, обязательным предметом доказывания будет осознание лицом общсопасного способа убийства и предвидение им того, что в результате его деяния смерть угрожала как минимум двум потерпевшим.

      Для косвенного умысла последствия не являются желательными. Это плата, которую виновный готов заплатить за достижение иной цели своего деяния. Степень вероятности наступления таких последствий лицо оценивает как реально возможную, т. е., по его мнению, данные последствия могут наступить и с такой же степенью вероятности могут не наступить.

      Последствия при прямом умысле составляют цель деяния лица. Последствия при косвенном умысле представляют побочный, нежелаемый результат его деяния. В силу значимости последствий для лица степень вероятности их наступления при прямом и косвенном умысле не могут совпадать. Человек, движимый осознанными побуждениями (мотивами), руководствуясь своим сознанием, на основе интеллекта и воли сам ставит себе цели, избирая наиболее оптимальный способ их достижения. Желаемой цели будет сопутствовать и более высокая степень вероятности ее наступления. При этом необходимо иметь в виду, что иод желанием последствий закон подразумевает стремление лица достичь цели путем активных действий или сознательного бездействия, а не «голое» желание необходимого результата без затраты физических, интеллектуальных и волевых усилий.

      В ч. 2 ст. 25 УК сказано, что, совершая преступление с прямым умыслом, лицо предвидит возможность или неизбежность последствий. Законодатель на первый взгляд уравнял степень вероятности наступления последствий при прямом и косвенном умыслах, поскольку в обоих случаях последствия могут быть только реально возможными. Представляется, что это не так. Необходимо учитывать, что интеллектуальный момент вины составляет лишь часть умысла. Не менее важен и его волевой момент.

      При прямом умысле виновный всегда стремится к определенным последствиям. Однако не во всех случаях его стремление в силу ряда объективных причин неизбежно приводит к их наступлению. В некоторых случаях его стремление может создать лишь реальную возможность их наступления. В подобных ситуациях при доказанности того, что лицо желало наступления определенных последствий, оно признается действующим с прямым умыслом.

      Таким образом, отличие прямого умысла от косвенного заключается как в интеллектуальном, так и в волевом моментах. При прямом умысле лицо, как правило, предвидит неизбежность последствий, к которым оно стремится. В отдельных случаях в силу объективных обстоятельств лицо может предвидеть лишь реальную возможность последствий, стремясь к тому, чтобы они наступили. При косвенном умысле субъект всегда предвидит реальную возможность последствий. Наступившие общественно опасные последствия не являлись целью его деяния. При косвенном умысле цель действий лица и полученный им преступный результат не совпадают изначально. Однако никаких сознательных волевых усилий для предотвращения последствий лицо нс предпринимает. Подобное отношение к общественно опасным последствиям позволяет утверждать, что и при прямом и при косвенном умысле у виновного лица имеется к ним позитивное отношение, только в первом случае — активно позитивное, а во втором — пассивно позитивное.

      Предвидение неизбежности последствий своего деяния исключает косвенный умысел. Это признак прямого умысла.

      При совершении преступлений, конструкция состава которых исключает последствия, характеристика умысла включает в себя осознание лицом общественно опасного характера совершаемого им деяния и желание его совершения.

      В зависимости от того, с каким видом умысла действовало лицо, решается ряд уголовно-правовых вопросов.

      1. Если виновное лицо действовало с прямым умыслом, то при отсутствии последствий (при преступлении с материальным составом) или несовершении деяния (при преступлении с формальным составом) содеянное, как правило, квалифицируется по направленности умысла; в зависимости от этапа прерванной преступной деятельности — как приготовление к совершению тяжкого или особо тяжкого преступления или как покушение на преступление. При косвенном умысле содеянное всегда квалифицируется по фактически наступившим последствиям.

      Так, во время распития спиртных напитков между гражданами Щ. и В. возникла ссора, в ходе которой Щ. выгнал В. из дома, а когда тот сошел с крыльца, выстрелил в него из обреза, причинив тяжкий вред здоровью В. Районный народный суд осудил гражданина Щ. за покушение на убийство, обосновав квалификацию тем, что выстрел произведен с близкого расстояния и в жизненно важный орган (голову).

      Между тем Щ. отрицал намерение лишить жизни В. Он пояснил, что, обидевшись на В., хотел его «попугать» и выстрелил не целясь, тем более что все происходило ночью.

      Из материалов дела видно, что выстрел действительно произведен в темноте, при этом Щ. не проявил интереса к результатам выстрела и сразу возвратился в дом. На вопрос находившейся там гражданки 3. ответил, что В. ушел домой. Ранее отношения между осужденным и потерпевшим были нормальные.

      Все это свидетельствовало о том, что Щ. безразлично относился к последствиям своих действий — возможной гибели потерпевшего, т. е. действовал с косвенным умыслом, а при отсутствии прямого умысла на лишение В. жизни содеянное не могло квалифицироваться как покушение на убийство.

      2. Предварительная преступная деятельность в виде приготовления к преступлению или покушения на него возможна только при прямом умысле.

      3. Совершение преступления, конструкция которого не включает последствия как обязательный признак состава преступления, считается возможным лишь при наличии прямого умысла.

      4. Решение вопросов соучастия зависит от вида умысла лица. Например, организатор и подстрекатель могут быть привлечены к уголовной ответственности за соучастие в преступлении только в том случае, когда они действовали с прямым умыслом.

      5. Лицо, совершившее преступление с прямым умыслом, как правило, считается более общественно опасным, чем лицо, совершившее преступление с косвенным умыслом, что учитывается при индивидуализации наказания.

      Наряду с прямым и косвенным умыслом в теории уголовного права выделяют и иные виды умысла. Поскольку юридическая природа данных видов умысла не определена в законе, им придается разное правовое значение.

      Выделяют внезапно возникший и заранее обдуманный умыслы.

      Внезапно возникший умысел от заранее обдуманного отличается по времени реализации с момента возникновения. Первый и возникает и реализуется внезапно. Второй реализуется через определенное время после возникновения. При этом достаточно сложно сказать, в каком случае преступление следует признать более общественно опасным. Поэтому при уголовно-пра- вовой оценке содеянного данному факту особого значения не придается. Для закона безразлично, когда у лица возник умысел, например, совершить убийство: год назад или за мгновение до преступления. И в том и в другом случае содеянное будет квалифицировано как убийство независимо от времени возникновения умысла. Однако время возникновения умысла при наличии дополнительных обстоятельств, предусмотренных законом, может иметь правовое значение. Например, если умысел совершить убийство или причинение тяжкого вреда здоровью возник и был реализован внезапно, в состоянии аффекта, в ответ на противоправное или аморальное поведение жертвы, то содеянное квалифицируется как преступление с привилегированным составом.

      Преступление, совершенное в состоянии аффекта, относится к преступлениям с внезапно возникшим умыслом. Данное преступление может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом. Лицо, совершающее преступление в состоянии аффекта, может стремиться убить «обидчика», т. е. действует с прямым умыслом причинения смерти, но может совершить данное преступление и с косвенным умыслом, например с целью наказать «обидчика», безразлично относясь к возможным последствиям своих действий.

      Заранее обдуманный умысел также может быть как прямым, так и косвенным. Например, вынашивая планы проучить кого- либо, лицо может стремиться как к его смерти, так и только к его избиению, допуская в результате избиения потерпевшего любые последствия, в том числе и самые тяжкие.

      В зависимости от степени конкретизации и определенности последствий, предвиденных виновным, различают умысел конкретизированный (определенный) и неконкретизированный (неопределенный).

      Конкретизированным (определенным) признается умысел, при котором лицо осознает общественно опасный характер своего деяния, предвидит конкретные, определенные его последствия, желает данные последствия или сознательно их допускает либо относится к ним безразлично. При этом лицо может предвидеть, желать или допускать одно определенное последствие. В таком случае умысел определяется как простой. Лицо может желать или допускать сразу несколько определенных последствий, например, и (или) смерть потерпевшего, и (или) его увечье, что получится. В подобных случаях умысел называют альтернативным.

      По нашему мнению, вменять покушение на преступление можно только при доказанности того, что лицо действовало с прямым конкретизированным умыслом. В противном случае содеянное должно квалифицироваться по фактически наступившим последствиям.

      Неконкретизированным признается умысел, при котором лицо осознавало общественно опасный характер своего деяния, предвидело, что в результате наступят какие-то конкретно неопределенные общественно опасные последствия, желало их наступления или сознательно их допускало либо относилось к ним безразлично. Например, совершая хищение, избивая потерпевшего, уклоняясь от уплаты налогов, лицо может не конкретизировать последствия своего деяния (размер хищения, тяжесть причиненного вреда, сумму, подлежащую уплате).

      Представляется, что в тех случаях, когда лицо предвидело несколько неопределенных последствий (как результат своего деяния), независимо от содержания умысла (прямого или косвенного) содеянное всегда должно квалифицироваться исходя из фактически наступивших последствий.

      Таким образом, выделяемые в теории уголовного права иные виды умысла, на наш взгляд, лишь уточняют, конкретизируют умышленную форму вины в рамках законодательно определенного прямого или косвенного умысла. Вне рамок прямого или косвенного умысла они не существуют. В случае если виновный действовал с простым прямым умыслом на одно определенное последствие, например причинение смерти, хищение в особо крупных размерах и т. д., при недостижении желаемого преступного результата содеянное им должно квалифицироваться как покушение на совершение соответствующего преступления. Во всех остальных случаях содеянное должно квалифицироваться по фактически наступившим последствиям, даже если виновный действовал с прямым умыслом, но не простым, а альтернативным или неопределенным. Утверждение о правильности квалификации действий виновного как покушения на «наибольшее» из альтернативно желаемых последствий представляется некорректным. В подобных случаях степень вероятности разных последствий одинакова. Для выделения «наибольшего» не имеется ни субъективных, ни объективных оснований. Поэтому, если виновный бросает в потерпевшего с расстояния нескольких метров тяжелый предмет в целях причинения любых возможных последствий — смерти потерпевшего, его ранения и т. д., то ответственность должна наступать не за возможные, а за фактически наступившие последствия: в случае причинения смерти — по ст. 105 УК, при причинении тяжкого вреда здоровью — по ст. 111 УК и т. д. Вменять покушение на убийство только потому, что оно было желательно и реально возможно наряду с другими последствиями, нельзя. Если виновный вскрывает сейф в целях хищения любой находящейся в нем суммы денег, то и отвечать он должен за хищение в размере украденного, а не за покушение на хищение в особо крупных размерах, даже если он желал похитить как можно больше. Однако при доказанности умысла на хищение в особо крупных размерах ответственность должна наступать за покушение на данное преступление.

      www.grandars.ru