Объект и система преступлений в уголовном праве

Глава XXVII. Преступления в сфере экономической деятельности

Ключевые вопросы: понятие и система преступлений в сфере экономической деятельности; уголовно-правовой анализ воспрепятствования законной предпринимательской деятельности; неза­конное предпринимательство; приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем; изготовление и сбыт под­дельных денег и ценных бумаг; контрабанда; неправомерные действия при банкротстве; уклонение гражданина и организаций от уплаты налогов; обман потребителей.

1. Становление и развитие в России новых экономических от­ношений вызвало необходимость переосмысления и реформирова­ния всей системы их законодательного регулирования. Являясь, бесспорно, позитивным процессом, преобразование экономичес­кой системы общества как следствие повлекло за собой появление новых форм криминального поведения в сфере экономики. Криминализации подверглись десятки ранее не известных уголовному законодательству России деяний, в частности, таких, как незакон­ное предпринимательство, легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем, монополистические действия и ограничение конкуренции, фик­тивное банкротство и т.д. Одновременно в связи с провозглашени­ем конституционного принципа свободы экономической деятель­ности и изменением подхода к государственно-правовому регули­рованию сферы экономики осуществлена декриминализация ряда преступных посягательств. Ныне действующий УК РФ в гл. 22 предусматривает ответственность за 32 вида преступных деяний, совершаемых в сфере экономики.

Родовым объектом этих посягательств является совокупность общественных отношений, складывающихся в сфере произ­водства, распределения, обмена и потребления материальных благ.

Видовым объектом отдельных видов преступлений в сфере эко­номической деятельности выступают группы общественных отно­шений, составляющие содержание отдельных ее отраслей, направ­ленные на охрану прав и законных интересов ее участников и реализацию принципов ее осуществления.

Непосредственный объект определяется для каждого преступ­ного посягательства самостоятельно, и им является конкретное общественное отношение, складывающееся в процессе экономи­ческой деятельности, на которое посягает данное преступление.

Некоторые из рассматриваемых преступлений многообъектны, т.е. наряду с основным имеют дополнительный или факультатив­ный объекты. Например, факультативным объектом монополис­тических действий и ограничения конкуренции является здоровье личности, оно же выступает в качестве дополнительного объекта при принуждении к совершению сделки или к отказу от ее совер­шения. Для некоторых преступлений обязательным признаком является предмет преступления, например, поддельные деньги или ценные бумаги в случае изготовления и сбыта поддельных денег и ценных бумаг, предметы художественного, исторического, археологического достояния народов Российской Федерации и за­рубежных стран при невозвращении их на территорию РФ, драго­ценные металлы, природные драгоценные камни и жемчуг — при осуществлении их незаконного оборота и т.д.

С объективной стороны большинство преступлений в сфере экономической деятельности совершается путем активных дейст­вий, некоторые и путем бездействия (например, уклонение от уп­латы таможенных платежей, уклонение гражданина от уплаты налогов). В качестве конструктивного признака ряда анализируе­мых посягательств выступает способ их совершения. Например, незаконное получение кредита должно осуществляться путем предоставления банку или иному кредитору заведомо ложных све­дений о хозяйственном положении либо финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации; способ со­вершения монополистических действий — установление моно­польно высоких или монопольно низких цен, принуждения к со­вершению сделки или к отказу от ее совершения — угрозы опреде­ленного содержания. Способ может квалифицировать деяние, на­пример, применение насилия или угрозы его применения — при монополистических действиях и ограничении конкуренции.

По конструкции составы могут быть как материальными (на­пример, лжепредпринимательство, незаконное получение креди­та, заведомо ложная реклама и др.), так и формальными (например, регистрация незаконных сделок с землей, приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем, контра­банда и др.).

С субъективной стороны рассматриваемые преступления ха­рактеризуются умышленной виной. Конструктивными признака­ми для ряда составов преступлений являются мотив и цель. Так, регистрация незаконных сделок с землей уголовно наказуема, если совершается из корыстной или иной личной заинтересован­ности; при изготовлении поддельных денег и ценных бумаг лицо должно преследовать цель сбыта.

Субъект преступлений — физическое вменяемое лицо, достиг­шее 16 лет. Для отдельных посягательств характерен специальный субъект. Так, воспрепятствование законной предприниматель­ской деятельности и регистрация незаконных сделок с землей могут быть совершены только должностными лицами, незаконное получение кредита — индивидуальным предпринимателем или руководителем организации, преднамеренное банкротство — ру­ководителем или собственником коммерческой организации либо индивидуальным предпринимателем. Специальные признаки субъекта могут квалифицировать деяние. Например, признаком, квалифицирующим контрабанду, является совершение ее долж­ностным лицом с использованием своего служебного положения.

Преступления в сфере экономической деятельности можно классифицировать следующим образом:

1. Преступления в сфере экономической деятельности, совер­шаемые должностными лицами: воспрепятствование законной предпринимательской деятельности (ст. 169 УК); регистрация не­законных сделок с землей (ст. 170 УК).

2. Преступления в сфере осуществления предпринимательской деятельности: незаконное предпринимательство (ст. 171 УК); не­законная банковская деятельность (ст. 172 УК); лжепредпринима­тельство (ст. 173 УК).

3. Преступления в сфере экономической деятельности, связан­ные с банкротством: неправомерные действия при банкротстве (ст. 195 УК); преднамеренное банкротство (ст. 196 УК); фиктивное банкротство (ст. 197 УК).

4. Преступления в сфере кредитно-финансовой деятельности: незаконное получение кредита (ст. 176 УК); злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности (ст. 177 УК); нарушение правил изготовления и использования государственных пробир­ных клейм (ст. 181 УК); злоупотребления при выпуске ценных бумаг (эмиссии) (ст. 185 УК); изготовление и сбыт поддельных денег и ценных бумаг (ст. 186 УК); изготовление или сбыт поддель­ных кредитных либо расчетных карт и иных платежных докумен­тов (ст. 187 УК); контрабанда (ст. 188 УК); незаконный экспорт технологий, научно-технической информации и услуг, используе­мых при создании оружия массового поражения, вооружения и военной техники (ст. 189 УК); невозвращение на территорию Рос­сийской Федерации предметов художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и за­рубежных стран (ст. 190 УК); уклонение от уплаты таможенных платежей (ст. 194 УК).

5. Преступления, нарушающие принцип добросовестной кон­куренции: монополистические действия и ограничение конкурен­ции (ст. 178 УК); принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения (ст. 179 УК); незаконное использование товарно­го знака (ст. 180 УК); заведомо ложная реклама (ст. 182 УК); неза­конное получение и разглашение сведений, составляющих ком­мерческую или банковскую тайну (ст. 183 УК); подкуп организа­торов и участников профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов (ст. 184 УК).

6. Преступления в сфере валютной деятельности: незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга (ст. 191 УК); нарушение правил сдачи государству драгоценных металлов и драгоценных камней (ст. 192 УК); невоз­вращение из-за границы средств в иностранной валюте (ст. 193 УК).

7. Преступления, связанные с уклонением от уплаты налогов: уклонение физического лица от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды (ст. 198 УК); ук­лонение от уплаты налогов или страховых взносов в государствен­ные внебюджетные фонды с организации (ст. 199 УК).

8. Преступления, посягающие на законный порядок распреде­ления материальных благ: легализация (отмывание) денежных средств, иного имущества, приобретенных незаконным путем (ст. 174 УК); приобретение или сбыт имущества, заведомо добыто­го преступным путем (ст. 175 УК).

9. Преступления, связанные с нарушением прав потребителей (ст. 200 УК).

В учебнике рассматриваются те составы преступлений в сфере экономической деятельности, с которыми наиболее часто встреча­ются работники судебно-следственных органов.

www.bibliotekar.ru

Объект преступления в уголовном праве

Под объектом преступления в уголовном праве нужно понимать то, на что посягает или готовиться посягнуть лицо, совершив общественно опасное, виновное, противоправное деяние. Объектами могут выступать предметы собственности, права и обязанности граждан, окружающая среда, общественная безопасность, конституционный строй, безопасность человека и некоторые другие.

Для уголовного права характерно разделение объекта на три разновидности. Родовой объект – это группы сходных правоотношений, которые входят в общий объект. По родовому объекту происходит деление Уголовного кодекса на главы и разделы. Именно родовой объект положен в основу кодификации уголовно-правовых норм.

Под общим объектом понимают целую совокупность общественных интересов или благ, на которые посягает преступник. Общий объект определяет целостное положение того, на что направлено преступное посягательство. Общим объектом могут быть не только блага, но и интересы граждан

Непосредственным объектом преступления в уголовном праве является объект каждого, отдельно взятого преступления.

Под ним следует понимать конкретное благо или интерес, на которое посягает преступник. Например, если совершаются преступления против личности, то родовым объектом здесь будут выступать права и обязанности личности, а непосредственным право на жизнь или на защиту собственности. Здоровье будет непосредственным объектом в преступлениях, связанных с причинением вреда здоровью.

Особое значение для правильной квалификации преступления имеет непосредственный объект. Его определение порой оказывает самое главное значение при квалификации преступлений.

Под залогом в гражданском праве понимается способ обеспечения исполнение какого-либо обязательства в будущем. Залог служит мерой обеспечения требований кредитора, который …

Уголовное право, призвано на службу государства, для защиты интересов его граждан в соответствии с действующим законодательством. Сфера деятельности Уголовного права …

webcache.googleusercontent.com

Объект и система преступлений в уголовном праве

Тема 5. Объект преступления

  • Понятие объекта преступления.
  • Виды объектов преступления.
  • Предмет преступления, орудие преступления. Потерпевший.
  • 1. Понятие объекта преступления.

    Объект преступления – это те общественные отношения, которым преступление наносит вред, интересы личности и общества в целом. Они могут быть как материальными, так и не материальными. Это охраняемые уголовным законом отношения по поводу собственности, чести, здоровья, жизни и других важных социальных ценностей. Причинение вреда тем же отношениям, но не включённым в перечень охраняемых уголовным правом объектов, не является преступлением.

    2. Виды объектов преступления.

    По ширине охвата правоотношения объекты преступления делятся на:

    общий объект, который включает в себя все общественные отношения, охраняемые уголовным правом. Ст. 2 УК, указывая на задачи уголовного закона, в целом перечисляет объекты, которые находятся под защитой Уголовного кодекса;

    родовой объект, т.е. совокупность сходных общественных отношений. Родовой объект преступления положен в основу построения системы Особенной части Уголовного Кодекса. Определение родовых объектов содержится в названиях разделов Особенной части. Все однородные преступления включаются в соответствующий раздел кодекса. Например, кража, грабеж, вымогательство, уничтожение имущества, угон автомобиля – это все преступления против собственности;

    видовой объект— это часть родового объекта, более узкий круг общественных отношений в рамках родового объекта. На основе выделения видового объекта строятся главы Уголовного кодекса.

    непосредственный объект, т.е. отношения, которые охраняются конкретной статьей Уголовного кодекса. Непосредственный объект может быть либо частью родового и видового объектов, либо совпадать с ними.

    Иногда одно преступление причиняет вред нескольким объектам. Такие преступления называют многообъектными. Например, грабеж и разбой, то есть изъятие имущества с помощью насилия, посягает как на право собственности, так и на здоровье человека (ст. ст. 206, 207 УК). В таких случаях выделяют основной и дополнительный объекты. Основной объект – это общественное благо, против которого преступление направлено в первую очередь, а дополнительный объект – это сопутствующее правоотношение. Если статья Уголовного кодекса имеет несколько объектов, то она помещается в соответствующие раздел и главу Уголовного кодекса на основании определения основного объекта преступного посягательства.

    Порой объект преступления называется в самой норме Особенной части. Например, в ст.356 УК (измена государству) объектом названа «внешняя безопасность Республики Беларусь, ее суверенитет, территориальная неприкосновенность, национальная безопасность и обороноспособность». Однако в большинстве случаев объект в диспозиции статьи не назван, он выделяется путем анализа текста соответствующей статьи Уголовного кодекса.

    Точное определение объекта преступления способствует разграничению смежных преступлений и правильной квалификации деяния. Так, в зависимости от цели причинения вреда, т.е. от объекта посягательства, убийство милиционера может быть преступлением против личности (ч. 1 ст. 139 УК — убийство), против порядка управления (ст. 362 УК – убийство работника милиции) или против государства (ст. 359 УК – террористический акт).

    3. Предмет преступления, орудие преступления. Потерпевший.

    Вред объекту преступления причиняется путем воздействия на предметы материального мира, которые принято называть предметом преступления. Например, при краже предметом преступления будут деньги, вещи, иные ценности. Объектом же преступления при краже будут отношения собственности.

    Орудия (средства) преступления – это те предметы материального мира, которые использует преступник для посягательства на объект преступления и облегчения совершения преступления. Ими могут быть оружие, инструменты, препараты, транспортные средства, поддельные документы и т.п. Одна и та же вещь может выступать как предмет преступления и как его орудие. Например, при хищении пистолета он будет предметом преступления, если же с помощью этого пистолета совершено убийство, то пистолет будет орудием преступления.

    Потерпевшим является человек или юридическое лицо, чьи права и интересы были нарушены преступлением.

    Есть составы преступлений, где может не быть предмета преступления (например, ст. 243 УК — уклонение от уплаты налогов путем не подачи декларации о доходах). Преступник может использовать для облегчения своих действий орудия преступления, но может и не пользоваться ими. Иногда использование орудий является квалифицирующим обстоятельством (ч. 3 ст. 339 УК – хулиганство с применением оружия или других предметов, используемых в качестве оружия). Не во всех составах преступления можно выделить конкретных потерпевших (например, ст. 274 УК – загрязнение атмосферы), хотя опасный вред общественным отношениям причиняется всегда.

    Предметы преступления, как правило, возвращаются потерпевшему, если они не изъяты из гражданского оборота или потерпевший не требует возместить их денежную стоимость. Орудия преступления, принадлежащие преступнику, подлежат конфискации всегда в соответствии с ч. 6 ст. 61 УК (специальная конфискация).

    Вопросы по теме:

    1. Какие объекты защищает уголовное право?
    2. Назовите виды объектов преступного посягательства. Как определить объект конкретного преступного посягательства? Что такое многообъектное преступление? Приведите примеры.
    3. В чём отличие объекта от предмета преступления?
    4. Что такое орудие преступления?
    5. Кто признаётся потерпевшим от преступления?

    Понятие объекта преступлений против порядка управления и проблемы их классификации в теории уголовного права Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

    Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Аббасов Ф.Н., Агаев Г.А.,

    Текст научной работы на тему «Понятие объекта преступлений против порядка управления и проблемы их классификации в теории уголовного права»

    Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России № 1 (25) 2005

    Ф.Н. Аббасов*, Г.А. Агаев**

    Понятие объекта преступлений против порядка управления и проблемы их классификации в теории уголовного права

    Любая наука, объясняя сущность того или иного явления, не только пытается определить его, выделить наиболее существенные признаки, черты и свойства, но и разграничить, показать качественное различие структурных элементов данного явления1. И для этих целей, как правило, проводят классификации элементов по различным признакам.

    Классификация преступлений против порядка управления является проблемной, т.к. она затруднена в виду сложности самого явления, на которое осуществляется посягательство -установленный порядок управления и неоднозначности его понимания.

    Вместе с тем правильно произведенное объединение видов из целого имеет очень важное теоретическое и практическое значение, и это в полной мере относится к рассматриваемой проблеме.

    Классификация преступлений против порядка управления способна помочь правильно оценить уровень и содержание правотворческой деятельности законодателя в сфере регулирования уголовноправовых отношений, определить, насколько последовательно расположены составы преступлений внутри гл. 32 УК РФ. Кроме того, верное определение целевого назначения той или иной статьи, включенной в гл. 32 УК РФ, а следовательно, и защищаемого ею блага, облегчает решение вопроса о соотношении различных составов преступлений против порядка управления, в ряде случаев помогает уяснить содержание признаков составов, недостаточно четко выраженных в законе2.

    К классификации преступлений против порядка управления в литературе не сложилось единого подхода. Данная проблема обусловлена различными причинами, в первую очередь тем, что авторы используют для классификации различные критерии.

    В учебной и научной литературе преступления против порядка управления подразделялись по видам в зависимости от того, какой выбирался критерий классификации — субъект управленческой деятельности или непосредственный объект посягательства.

    Нередко при классификации преступлений данные критерии смешивались, и одна группа преступлений определялась по субъекту управленческой деятельности, а другая — в зависимости от тех общественных отношений, которые нарушались преступным деянием. В некотором смысле такому противоречию способствует сам законодатель. Дело в том, что законодатель устанавливает ответственность за деяния, признаваемые преступлениями против порядка управления. Однако, назвав, какие деяния являются преступлениями против порядка управления, действующий Уголовный кодекс РФ тем не менее не раскрывает их понятия. Аналогичную ситуацию с определением понятия преступлений против порядка управления мы можем наблюдать и в уголовно-правовой литературе. «Дефицит» такого определения вызывает, на наш взгляд, весьма значительные трудности в выяснении сущности, степени общественной опасности данной категории преступных деяний и их отграничении от смежных составов. В связи с этим возникает необходимость установить и раскрыть содержание наиболее существенных признаков, присущих таким преступлениям.

    Уголовный закон ставит под охрану порядок управления, под которым вообще понимаются «правильное налаженное состояние, расположение чего-либо; правила, по которым совершается что-либо»3. Отсюда под порядком управления в уголовно-правовом смысле, по мнению отдельных ученых, понимается «совокупность правил, закрепляющих и регулирующих устройство и компетенцию органов власти и управления и общественных организаций, а также их отношения с гражданами». Такую формулировку П.П. Осипов называет техническим приемом. Использование его законодателем

    * Помощник начальника Санкт-Петербургского университета МВД России по связям с общественностью, кандидат юридических наук, доцент, полковник милиции.

    * Докторант Санкт-Петербургского университета МВД России, кандидат юридических наук, доцент.

    отнюдь не свидетельствует о том, что объектом охраны являются названные в законе правила, а не общественные отношения, регулируемые этими правилами.

    Указанными общественными отношениями являются отношения, складывающиеся в сфере управления между органами управления, с одной стороны, и гражданами — с другой, по поводу осуществления первыми административных, распорядительных функций и требующие подчиненности и управленческой дисциплины вторых. Для охраны именно этих отношений созданы нормы главы УК о преступлениях против порядка управления. Именно эти отношения являются основополагающими в определении места этих норм в системе Особенной части Уголовного кодекса.

    Совершив краткий экскурс в историю развития обсуждаемого нами уголовно-правового института, можно сделать следующее обобщение: преступлением против порядка управления признавалось всякое деяние, направленное на нарушение правильного функционирования подчиненных органов управления, сопряженное с сопротивлением или неповиновением законам государственной власти, с препятствием деятельности ее органов и иными действиями, вызывающими ослабление силы и авторитета власти.

    Рассматривая преступления против порядка управления, В.Д. Меньшагин определяет порядок управления как «правильную деятельность государственного аппарата», понимая ее при этом в виде деятельности органов власти и управления4. Видимо, автор полностью воспринял позицию составителей УК РСФСР 1922 г. и УК РСФСР 1926 г., где соответственно в ст. 74 и 591 подобным образом определялось преступление против порядка управления.

    Г.Ф. Поленов в своей диссертации на соискание доктора юридических наук, посвященной проблемам ответственности за преступления против порядка управления, замечает, что порядок управления — понятие довольно широкое, включающее в себя не только деятельность государственного аппарата, но и деятельность любых органов управления5. В то же время Г.Ф. Поленов указывает, что нормы главы Уголовного кодекса, устанавливающие ответственность за преступления против порядка управления, направлены на защиту исключительно государственного управления, поскольку, по его мнению, противоправные посягательства совершаются только в отношении деятельности государственных образований.

    Данной точки зрения придерживается и Л.Д. Рукавицин, определяя порядок управления как конституционно, законодательно или подзаконно установленный либо разрешенный и охраняемый государством порядок осуществления какой-либо деятельности6.

    Другие авторы определяют порядок управления как совокупность правил, закрепляющих устройство и компетенцию государственных органов власти или управления и общественных организаций, а также их отношения с гражданами7. Исходя из такого понятия порядка управления, объектом противоправных посягательств на него будет названная совокупность правил, которым вред причинен быть не может. Рассматриваемая точка зрения примыкает к позиции авторов, которые считают объектом преступлений нормы права8 либо «условия нормального функционирования социальных установлений»9, что подверглось справедливой критике со стороны А.Н. Трайнина и Г.А. Кригера10.

    Одно из определений порядка управления предложил П.В. Замосковцев, указывающий, что таковым являются отношения в процессе «управляющего воздействия государственных и общественных органов управления (в лице их представителей) на членов общества в целях поддержания состояния стабильности, упорядоченности экономических и других социальнополитических отношений»11. С такой оценкой порядка управления в принципе согласна М.Е. Матросова. Однако она замечает, что порядок управления как объект уголовно-правовой охраны понимается слишком широко и поэтому включает в себя некоторые формы «управляющего воздействия» органов управления, безразличные для уголовного права (управление различными подразделениями органов, служащими и т.п.), но регулируемые административным правом12.

    С.В. Максимов в одном из современных базовых учебников по уголовному праву, воспользовавшись предоставленной ему возможностью комментировать гл. 32 УК РФ, специально выделяет, что «преступления против порядка управления — это общественно опасные деяния, посягающие на официальный порядок функционирования государственных и властных местных институтов (органов, учреждений и символов), а также удостоверение и реализацию юридически значимых прав и обязанностей физических лиц, ответственность за которые предусмотрена ст. 317-330»13. Данное определение представляется нам хотя и сформулированным логически верно, но в то же время слишком простым и уязвимым по следующим моментам. Во-первых, автор, назвав деяния общественно опасными, почему-то отказался указать другие признаки преступления вообще (виновность, противоправность, наказуемость), вытекающие из смысла ч. 1 ст. 14 УК РФ.

    Во-вторых, очевидно, что в качестве существенных признаков выступают две группы, образуемые в результате процесса классификации этой разновидности преступлений. Значит, в случае представления иных критериев для классификации преступлений против порядка управления, когда может образовываться большее количество групп (три, четыре, пять и т.д.), разных по названию, эта схема определения не работает. И, в-третьих, если даже согласиться с таким пониманием уважаемого автора преступлений против порядка управления, справедливо возникнет вопрос о разграничении их и преступлений, например, против правосудия, т.к. эта разновидность преступлений

    Уголовное право и уголовный процесс

    против государственной власти также способна нарушать официальный порядок функционирования государственных институтов (органов).

    Следовательно, признаки, описанные в вышеприведенном определении, не могут отразить действительного содержания понятия преступлений против порядка управления.

    Таким образом, проведенный анализ одной из проблем, касающейся преступлений против порядка управления, позволяет нам говорить о некоторой несостоятельности современной отечественной уголовно-правовой мысли, о существующем пробеле в поле уголовно-правовой науки, который требует от исследователей его скорейшего восполнения.

    Нам представляется, что исследуемые существенные признаки, которые в своей совокупности составляют понятие преступлений против порядка управления, лежат в плоскости объекта преступлений. По сути, порядок управления в уголовно-правовом смысле представляет собой некие общественные отношения, называемые традиционно объектом, на которые направлено преступление. Следовательно, продолжение исследования очерченной проблемы требует логического перехода к рассмотрению вопросов, связанных с объектом преступлений против порядка управления.

    В общем смысле объект преступления — это то, на что направлено преступное деяние, «. это мишень, по которой бьет всякое преступление»14. Такое определение характеризует объект преступления как элемент состава преступления. Традиционно под объектом преступления понимаются общественные отношения, которым преступлением причиняется вред. «Объект преступления — это охраняемые уголовным законом общественные отношения»15.

    Таким образом, ключевым понятием является общественное отношение, следовательно, необходимо рассмотреть понятие и структуру общественного отношения.

    Понятие «общественный» означает относящийся к обществу, протекающий в обществе, связанный с деятельностью людей в обществе16. Отношение — это взаимное общение, связь между кем-нибудь, образующаяся из общения на какой-нибудь почве17. На основе данных значений этих слов по словарю С.И. Ожегова определение «общественного отношения» формулируют Э.В. Георгиевский и А.В. Чернов в работе «Теоретический анализ объекта преступления»: «Общественное отношение — это взаимное общение и связь между людьми, базирующиеся на определенных интересах (почве) и связанные деятельностью людей в обществе»18, однако (и это отмечают авторы) данная дефиниция является не единственной. Категория «общественные отношения» достаточно глубоко и полно разработана классиками марксизма и их последователями.

    Согласно данному определению общественного отношения, можно сделать вывод, что общественное отношение состоит из элементов. Структурному составу общественного отношения как целостности внутренне присущ свой субъективный состав, предмет (или объект)19, т.е. по поводу чего отношение возникло и связь между субъектами, иначе — содержание общественного отношения.

    Основным составляющим общественных отношений является человек, т.к. только его деятельность может вносить изменения в общественные отношения. Содержание — это конкретное взаимодействие субъектов по поводу конкретных предметов, а предмет — это то, по поводу чего возникают и существуют какие-либо отношения. В свою очередь, все общественные отношения по признакам их предмета можно разделить на две категории: материальные, где предметом являются

    вещи (их социальные свойства), и нематериальные (идеологические отношения), где предметом

    являются социальные или духовные ценности20.

    Следовательно, структура общественного отношения всегда остается неизменной. «Если отсутствует материальный предмет, вещь, по поводу которой возникло отношение, место вещи занимает какое-либо иное благо, духовная, социальная ценность. По поводу них также возникают, существуют общественные отношения»21.

    Свою точку зрения об общественных отношениях, обществе и месте человека в нем высказал и Н.И. Загородников: «Стало очевидным, что общество представляет собой вовсе не отвлеченные связи и отношения между индивидами. Современное общество состоит из конкретных личностей с их индивидуальными физическими и духовными чертами, с разными взглядами, убеждениями, умениями, возможностями. Человек в этом обществе выступает как основное его начало и самая высокая ценность. Причем человек не как абстрактное “совокупность всех общественных отношений”, а лицо, создавшее эти отношения, по мере своего развития усовершенствовавшее их и поставившее на службу всему человечеству»22.

    Таким образом, неотъемлемым элементом общественного отношения является человек, его интересы. И действительно, в современной теории уголовного права окончательно закрепилась точка зрения, согласно которой происходит обращение к человеку как к единственно возможному объекту преступления.

    Н.И. Коржанский ядром общественного отношения называет социальную связь как определенное отношение между людьми23. Объектом преступления, по его мнению, выступают «социальные институты поведения»24.

    Н.И. Загородников делает акцент на том, что объектом любого преступления признается человек. «Как наивысшая ценность, социальная ценность, человек выступает главным и самым важным благом, защищаемым уголовным правом, или общим объектом преступления»25.

    Г.П. Новоселов дает следующее определение объекта: «Объект преступления — тот, против кого оно совершается, то есть отдельные лица или какое-то множество лиц, материальные или нематериальные ценности которых, будучи поставленными под уголовно-правовую охрану, подвергаются преступному воздействию, в результате чего этим лицам причиняется вред или создается угроза причинения вреда»26.

    Посягательство на объект преступления происходит путем вредоносного воздействия на один из указанных его элементов.

    Вред, причиненный одному из элементов, и есть вред всему общественному отношению.

    Элементы, образующие объект преступления, неразрывно связаны между собой. Поэтому нельзя правильно оценить характер наступившего общественно-опасного последствия, если тот элемент, которому был причинен вред, будет рассматриваться изолированно, вне связи с другими элементами, образующими в совокупности конкретное общественное отношение. Именно в зависимости от различного содержания связи участника (субъекта) общественных отношений с другими его элементами, образующими в совокупности конкретный вид общественных отношений, причинение одного и того же вреда личности квалифицируется по-разному.

    Следовательно, характер преступного посягательства и его юридическая оценка зависят от свойств объекта преступления, т.е. специфических признаков конкретного общественного отношения27.

    Наиболее полное и содержательное определение объекта преступления, характерное, как нам кажется, для данного исследования, формулируют Э.В. Георгиевский и А.В. Чернов: «Объект преступления — это человек (личность) или группа лиц, но не сами по себе, а в системе созданных ими социальных благ и субъективных благ, свобод и интересов, посредством ряда из которых и осуществляется преступное посягательство»28.

    Известно, что почти каждое преступление посягает не на одно, а на несколько смежных общественных отношений, ведь эта система социальных благ, прав и свобод является сложной и многомерной; при этом каждый объект преступного посягательства имеет сложную внутреннюю структуру29.

    В теории уголовного права существует два вида классификаций объектов — «вертикальная» и «горизонтальная».

    Автором одной из первых дифференциаций объектов преступлений является А.А. Пионтковский. В 1939 г. он установил трехступенчатое деление объектов на общий, родовой и непосредственный объекты30.

    Под общим объектом понимается совокупность общественных отношений, которым причиняется вред преступным посягательством. Общий объект включает в себя все объекты уголовно-правовой охраны, закрепленные в уголовном законе. В современной уголовно-правовой науке существует пятиступенчатое деление объекта на общий, родовой, видовой, интегрированный (надгрупповой) и непосредственный, предложенное А.Ф. Истоминым31.

    В Особенной части УК, однако, в качестве объекта анализа при конкретном преступном посягательстве берутся отдельные элементы общественного отношения.

    Таким образом, не останавливаясь подробно на рассмотрении общего объекта, являющегося объектом всех и каждого из преступлений, представляющего собой совокупность общественных отношений относительно всех социально значимых ценностей, интересов, благ, охраняемых уголовным правом от преступных посягательств32, перейдем к определению родового объекта.

    Родовым объектом преступлений против порядка управления выступают: общественные отношения, обеспечивающие государственную власть33, т.е. политическую публичную суверенную власть, управляющую обществом в стране, осуществляемую специальными органами (государственный аппарат); общественные отношения, обеспечивающие установленный законами РФ и основанными на них иными нормативными актами порядок государственного и местного управления, в т.ч. относящийся к функционированию органов государственной власти и местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, символов государственной власти, а также к удостоверению и реализации прав и законных интересов физических и юридических лиц34.

    Еще в советской юридической литературе отмечалось, что родовой объект служит основным решающим критерием при построении Особенной части Уголовного кодекса35. Однако в современных условиях структура Уголовного кодекса РФ обрела более сложную «картину», поскольку главы включаются в объединяющие их разделы. Отсюда принципиальное значение приобретает вопрос о видовом объекте преступлений против порядка управления, поскольку он непосредственно связан с установлением сущности, специфики этой разновидности преступлений.

    Изучение правовой литературы показывает, что в теории уголовного права по данному вопросу не существовало и не существует до сих пор единообразного решения; наоборот, суждения на этот счет носят различный, порою прямо противоположный характер. Профессор В.Д. Меньшагин в свое время категорически утверждал, что «в советской уголовно-правовой теории вопрос об объекте преступлений против порядка управления не вызывал каких-либо сомнений и решался одинаково большинством советских криминалистов»36, с чем вряд ли можно согласиться.

    Видовым объектом этих преступлений выступает нормальная управленческая деятельность органов государственной власти и местного самоуправления; общественные отношения в сфере управления (порядок управления); порядок государственного управления37.

    Предложенные варианты определения видового объекта преступлений против порядка управления вызывают у нас ряд возражений. Не следовало бы при установлении рассматриваемого вида объекта ограничиваться «нормальной управленческой деятельностью органов государственной власти и местного самоуправления», поскольку, думается, такая позиция авторов сводит нас к уровню непосредственного объекта преступления. Так, например, при самоуправстве, предусмотренном ст. 330 УК РФ, лицо, самовольно, вопреки установленному законом порядку, совершающее какие-либо действия, оспариваемые гражданином, не обязательно посягает на нормальную управленческую деятельность вышеупомянутых органов, а может лишь нарушить те или иные правила (нормы), закрепленные в нормативно-правовых актах, либо процедурный порядок выполнения действий, требуемый для разумного разрешения какой-нибудь ситуации. Поэтому мы берем на себя смелость сказать, что сама по себе нормальная управленческая деятельность органов государственной власти и местного самоуправления в полной мере не выражает все содержание видового объекта преступлений против порядка управления, а может выступать только как непосредственный объект некоторых таких преступлений.

    Что касается варианта, в соответствии с которым видовым объектом преступлений против порядка управления являются «общественные отношения в сфере управления (порядок управления)», то его, как нам кажется, с некоторыми оговорками можно признать приемлемым. Думается, что здесь дается слишком широкая оценка объекта, которая не учитывает огромный объем всевозможных отношений в сфере управления и тем самым усложняет понимание его содержания. Видимо авторы, у которых возникла эта идея, предвидели возможное несогласие оппонентов, почему и включили в формулировку дополнительное словосочетание «порядок управления». Однако такая уловка, на наш взгляд, никак не влияет на «реальную цену» предложенного определения.

    Наконец, несколько слов об отношении к позиции авторов, считающих, что в роли видового объекта преступлений против порядка управления выступает порядок государственного управления. Сразу скажем, что любые определения объекта вне связи их с общественными отношениями нас смущают, и мы не являемся сторонниками и данной точки зрения относительно видового объекта анализируемой разновидности преступлений. Но все-таки нельзя не сказать, что в этой характеристике есть также положительное качество. Оно заключается в слове «государственный». Понятно, что субъект преступления посягает на отношения в сфере управления, имеющей специфику, почему и используется обозначение «государственное». Точнее, не просто само по себе управление, а государственная сфера его, иначе говоря, такая сфера управления, порядок которой каким-то образом законно регламентирован и установлен государством.

    Итак, анализ существующих современных определений видового объекта, весомое значение и необходимость знания которого доказывается тенденциями настоящего периода в уголовноправовой науке, позволяет нам, с учетом отмеченных выше негативных и позитивных моментов, привести следующее определение: «Видовым объектом рассматриваемых преступлений является порядок управления, представляющий собой урегулированные нормами права общественные отношения, обеспечивающие авторитет государственных органов управления, нормальную деятельность этих органов, их представителей, осуществляемую в соответствии с законом». Как нам кажется, эта формулировка достаточно справедливо и полно отражает действительное содержание одного из важнейших уголовно-правовых понятий.

    Эти выводы об объекте преступлений против порядка управления снова возвращают нас к их понятию. Таким образом, следует соединить воедино признаки, присущие преступлению вообще, и признаки, характеризующие видовой объект преступлений против порядка управления. Все сказанное позволяет решить поставленную перед нами ранее задачу.

    Отсюда вытекает, что преступлением против порядка управления должно признаваться виновно совершенное противоправное и наказуемое общественно опасное деяние, направленное на общественные отношения, обеспечивающие законно установленный и регламентированный государством порядок в сфере осуществления управления.

    1 См.: Кудрявцев В.Н. Основания уголовно-правового запрета. Криминализация и декриминализация. М., 1982. С. 6.

    2 См.: Лобанова Л.В. Преступления против правосудия: проблема классификации посягательств, регламентации и дифференциации ответственности. Казань, 1999. С. 65.

    3 Малько А.В. Стимулы и ограничения как средства укрепления правового порядка. Саратов, 1995. С. 36.

    4 См.: Меньшагин В.Д. Иные преступления против порядка управления: Учебник. Часть Особенная. М., 1957. С. 385.

    5 См.: Поленов Г.Ф. Ответственность за преступления против порядка управления: Дис. . докт. юрид. наук. Алма-Ата, 1971. С. 25.

    6 См. там же. С. 32.

    7 См.: Правопорядок: социально-правовое понятие и содержание // Актуальные проблемы правоохранительной деятельности. Калининград, 1995. С. 96.

    8 Гришаев П.И. Уголовное право. Часть особенная. М., 1966. С. 433.

    9 Никифоров Б.С. Объект преступления. М., 1960. С. 29.

    10 См.: Трайнин А.Н. Общее учение о составе преступления. М., 1957; Кригер ГА. К вопросу о понятии объекта преступления в советском уголовном праве // Вестник МГУ. 1955. № 1.

    11 Замосковцев П.В. Уголовная ответственность за посягательства на управленческую деятельность работников милиции и народных дружинников по охране общественного порядка. Омск, 1980. С. 8.

    12 См.: Матросова М.Е. Защита чести и достоинства сотрудников внутренних дел: уголовно-правовые и криминологические аспекты: Дис. . канд. юрид. наук. М., 1997.

    13 Российское уголовное право: В 2 т. Т. 2. Особенная часть / Под. ред. А.И. Рарога. М., 2001. С. 758.

    14 Коржанский Н.И. Объект посягательства и квалификация преступлений. Волгоград, 1976. С 12.

    15 Глистин В.К. Проблема уголовно-правовой охраны общественных отношений (объект и квалификация преступлений). Ленинград, 1979. С. 123.

    16 См.: Ожегов С.И., Шведова Н.И. Толковый словарь русского языка. М., 1997. С 441.

    17 См. там же. С. 475.

    18 Георгиевский Э.В., Чернов А В. Теоретический анализ объекта преступления. Иркутск, 1999. С. 25.

    19 См. там же. С. 30.

    20 См.: Глистин В.К. Указ соч. С. 48.

    22 Загородников Н.И. Объект преступления: от идеологизации содержания к естественному понятию // Проблемы уголовной политики и уголовного права. М., 1994. С. 15-16.

    23 См.: Коржанский Н.И. Указ. соч. С. 13.

    24 См. там же. С. 21.

    25 Загородников Н.И. Указ. соч. С. 17.

    26 Уголовное право. Общая часть: Учебник для вузов / Отв. ред. И.Я. Козаченко и З.А. Незнамова. М., 1997. С. 135.

    27 См.: Тимейко Г.В. Общее учение об объективной стороне преступления. Ростов-на- Дону, 1977. С. 80-81.

    28 Георгиевский Э.В. , Чернов А.В. Указ. соч. С. 98.

    29 См.: Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1999. С. 130.

    30 См.: Гельфер М.А. Некоторые вопросы общего учения об объекте преступления в советском уголовном праве // Ученые записки ВЮЗИ. Вып. VII. М., 1959. С. 44.

    31 См.: Георгиевский Э.В., Чернов А.В. Указ. соч. С. 57.

    32 См.: Курс уголовного права. Общая часть. М., 1999. С. 207.

    33 См.: Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть. М., 1999. С. 664.

    34 См.: Уголовное право. Часть Общая. Часть Особенная / Под ред. Л.Д. Гаухмана, Л.М. Колодкина, С.В. Максимова. М.,

    35 См.: например, Трайнин А.Н. Состав преступления по советскому уголовному праву. М., 1951. С. 180; Пионтковский А.А. Учение о преступлении. М., 1961. С. 146.

    36 Курс советского уголовного права. Особенная часть. Т 2. М., 1959. С. 391.

    Пути уголовно-процессуальной реформы в России: гуманизация или ужесточение мер борьбы с преступностью

    Принятая в 1991 г. «Концепция судебной реформы в РСФСР» определила новые пути развития Российского государства и его властных институтов в направлении создания надлежащей системы, способной обеспечить охрану и соблюдение прав и свобод человека и гражданина, а также закрепила основные принципы будущих реформ в Российской Федерации. Концепция предполагала создание новой судебной системы, построенной на принципе независимости судебной власти, и приведение российского законодательства в соответствие с международными нормами о правах человека.

    В Концепции судебной реформы указывалось:

    1. Считать проведение судебной реформы необходимым условием функционирования Российской Федерации как демократического правового государства и одним из приоритетных направлений законодательной деятельности.

    2. Признать главными задачами судебной реформы: обеспечение суверенного права Российской Федерации осуществлять правосудие и уголовное преследование на всей территории в соответствии с собственным материальным и процессуальным правом; утверждение судебной власти в государственном механизме как самостоятельной влиятельной силы, независимой в своей деятельности от властей законодательной и исполнительной; защиту и неуклонное соблюдение основных прав и свобод человека, конституционных прав гражданина в уголовном судопроизводстве;

    * Доцент кафедры уголовного процесса Санкт-Петербургского университета МВД России, кандидат юридических наук, доцент.

    Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России № 1 (25) 2005