Укол как наказание

Уколы в наказание

Нервный срыв опекунша срывала на

Автономный округ называют территорией детства. Действительно, каждый пятый житель нефяного края – ребёнок. И делается для юных югорчан немало. Но это не исключает случаев жестокого обращения с детьми. Избиения, угрозы, унижение, насилие – спектр весьма разнообразен.

Большой авторитет?

Исследования социологов говорят о том, что более всего дети испытывают жестокое отношение со стороны сверстников и одноклассников. Взрослые отстают не на много. Конечно, не все случаи предаются огласке. Психолог Анна Дёмина считает, что это неправильная позиция. «С одной стороны, это так называемая «чернуха» и её предостаточно в СМИ, — говорит она. — С другой стороны, изуверы видят, что общество осуждает их действия, осознают, что скрыть преступление невозможно, что их ждёт уголовное наказание. А жертвы имеют возможность сопоставить факты и сказать: «Этот случай почти как у меня, так нельзя со мной обращаться» — и как-то пытаются выйти из ситуации».

Мы провели опрос среди сотни подростков в возрасте от 10 до 14 лет. На вопрос, «как вы относитесь к тому, что родители шлёпают и бьют детей», 45 ответили, что считают это нормой: «Взрослые люди знают, как надо поступать, если ребёнок плохо себя ведёт. Как ещё его воспитывать?» — ответил один мальчик. В данной ситуации авторитет взрослых непререкаем, дети ничего не знают о своих правах. 33 подростка сказали, что не знают, куда можно было бы обратиться за помощью. 22 заявили, что расценивают такое поведение взрослых как нарушение своих прав и позвонили бы по телефону доверия (нашли бы его в Интернет).

Нелюбимый приёмыш

Последний случай жестокого обращения с ребёнком был зарегистрирован в д. Белый Яр Сургутского района. Полицейские и медики забрали из приёмной семьи девочку 7 лет с многочисленными травмами: необработанным ожогом на ноге, огромной гематомой на лбу, открытой раной на затылке, разбитыми губами, сломанным носом, следами инъекций, синяками по всему телу. Ребёнок был истощён. Два года назад опекуны привезли девочку из Санкт-Петербурга. «Опекун поясняла, что посадила ребёнка на паёк. Девочка не получала то, что должны получать дети — фрукты, овощи, — рассказывает начальник ОМВД РФ по Сургутскому р-ону Юрий Чернявский. – Говорит, что колола ей витамин Б12. Специалисты знают, что укол этот очень болезненный. Сама девочка говорит, что он ставился ей в качестве наказания за плохое поведение». Опекуны – люди с высшим образованием и средним доходом. Не алкоголики, ни разу не привлекались к уголовной и административной ответственности, так что, асоциальной семью назвать нельзя. Опекунша заявила в своё оправдание, что у неё был нервный срыв на почве личных неприятностей. Мол, была неадекватна. Но в этой же квартире живёт её старшая дочь и трое внуков. Издевались же только над приёмышем. Девочка не ходила в детский сад, пропустила первый класс (осенью ей исполнится 8 лет). Соседи говорят, что ни разу не видели малышку во дворе и понятия не имели о её существовании. Пытались скрыть девочку и от сотрудников опеки в последнее посещение. «Девочку не показывали 15 минут. Потом вывели из ванной, она была покрыта тональным кремом, — рассказывает начальник ОДН ОМВД РФ по Сургутскому р-ону Марияна Арабаджийская. — Люди пытались скрыть следы побоев». По факту ведётся проверка. Вопрос: как избежать подобных ситуаций, остаётся открытым.

Наша справка

— В Югре создан Семейный совет. В социальных сетях по адресу http://vk.com/semeiny_sovet можно получить совет, юридическую помощь, совместно решить проблему.

— Единый телефон доверия: 8-800-2000-122 (звонки с любого телефона в любом регионе бесплатны)

www.ugra.aif.ru

10-летняя девочка умерла от укола, сделанного бабушкой

По этому факту возбуждено уголовное дело

03.11.2016 в 16:16, просмотров: 14647

В Курске возбуждено уголовное дело по факту смерти 10-летней девочки после укола антибиотика, который сделала ей бабушка. По версии следственного комитета, ребенок заболел простудой, но семья погибшей вместо того, чтобы обратится к медикам, занималась самолечением. 31 октября бабушка сделал внучке укол антибиотика, после которого девочке резко стало плохо, она стала задыхаться и умерла через несколько минут. Это уже вторая подобная трагедия, произошедшая в Курске с начала осени. В чем причина, скоропостижной смерти ребенка, как избежать подобных трагедий «МК» выяснил у московского педиатра.

Уголовное дело по факту смерти ребенка заведено по ч. 1 ст. 109 «Причинение смерти по неосторожности» УК РФ. Если вина бабушки будет доказана, ей может грозить до 2 лет лишения свободы. Судебно-медицинская экспертиза показала, что причиной смерти ребенка стал анафилактический шок. В данный момент следствие выясняет возможные причины подобной реакции организма девочки на препарат, название которого не сообщается.

Всего 2 месяца назад, в начале сентября в Курске произошел практически аналогичный случай. 6-летний малыш скончался после укола антибиотика, который сделала ему мама. Правда, данные уколы ребенку назначил врач-педиатр, вызванный из районной поликлиники. После инъекции ребенок также стал задыхаться, приехавшая скорая помощь успела доставить мальчика в больницу, но врачи оказались бессильно и малыш также умер от анафилактического шока. Следователи не обнаружили в данном происшествии состава преступления и уголовное дело возбуждать не стали.

Мы попросили прокомментировать данную ситуацию московского педиатра Татьяну Немоловскую:

«Анафилактический шок – это аллергическая реакция организма на различные раздражители. Примерно каждый сотый пациент от анафилактического шока умирает. Наиболее подвержены данному проявлению маленькие дети и пожилые люди. Проблема в том, что количество детей-аллергиков в России неуклонно растет, аллергия на что угодно может внезапно проявиться в любом возрасте. К сожалению, зачастую родители даже не подозревают заранее о том, что у их малыша есть подобнае реакция на какое-либо лекарство или продукт. Анафилактический шок у детей после приема антибиотических препаратов возникает чаще всего. Поэтому в любом случае самостоятельно назначать подобные лекарства детям нельзя, нужно обязательно обращаться к медикам. В случае, если в анамнезе ребенка были аллергические реакции или диатез, лучше сдать анализ крови до приема препарата, чтобы выяснить, как отреагирует на него организм. Если вдруг с вашим ребенком случилось что-то подобное, нужно немедленно оказывать первую помощь до приезда медиков. Ребенка нужно положить на ровную поверхность таким образом, чтобы ноги были вытянуты и находились выше уровня головы, а голова была повернута набок, чтобы в случае рвоты малыш не захлебнулся. Если у ребенка пропадает пульс, следует незамедлительно приступать к непрямому массажу сердца. Если вы видите, что малыш не дышит, нужно делать искусственное дыхание, вдыхая воздух в рот и в нос. Такие действия, если они выполнены правильно, во многих случая могут спасти ребенку жизнь».

www.mk.ru

Сергей Джанян, Валерий Мастеров и Владимир Бейдер — о химических мерах наказания за преступления на сексуальной почве

На прошлой неделе президент Медведев поддержал идею борьбы с педофилией с помощью «химической кастрации». Россия не первой в мире пытается ее применить. Насколько она эффективна, «Огонек» изучал на опыте Дании, Польши, Израиля

Владимир Бейдер, Иерусалим. Сергей Джанян, Копенгаген. Валерий Мастеров, Варшава

Борьба с педофилией, увы, пока еще нигде в мире не увенчалась полной победой, хотя испытаны были самые разные средства. Единого действенного рецепта, однако, по сей день нет. Зато есть опыт, который необходимо учитывать и развивать.

Начиная с 1935 года в Дании опасных сексуальных преступников подвергали физической кастрации, однако в 1970 году этой практике был положен конец. С этого времени лечение осужденных за половые преступления производилось с помощью психотерапевтических методик, а с 1989-го к этому прибавилась и медикаментозная терапия с помощью препаратов, снижающих половое влечение,— эту процедуру часто называют «химической кастрацией». Используются препараты Androcur и Enanton (в настоящее время Procren), а сами процедуры проходят в закрытой тюрьме города Герстедвестер, рассчитанной на 138 заключенных.

«Химическая кастрация» в Дании — не приговор, а терапевтическая альтернатива для осужденных за сексуальные преступления, которым грозит заключение сроком от четырех месяцев до полутора лет. В случае согласия — приговор к условному лишению свободы, включая двухлетнее психиатрическо-сексологическое лечение и пребывание в одном из режимных учреждений сроком до шести месяцев, предусмотрен и дальнейший надзор.

Наиболее опасные сексуальные преступники, приговоренные к заключению на срок более четырех лет, как правило, отбывают наказание в Герстедвестере — здесь им будет предложено пройти «химическую кастрацию», в случае, когда все другие методы лечения оказываются недейственными. Согласно датскому законодательству, принуждение людей к кастрации является незаконным, если только они не признаны душевнобольными.

По сути, осужденные за половые преступления могут быть кастрированы лишь если они сами просят об этом. Такие случаи бывают, однако и здесь не обходится без сложностей. Примечательна история датского педофила Джерри Нильсена, который начиная с 1974 года был десять раз осужден датским судом за сексуальное насилие над детьми и выразил готовность к «химической кастрации». Парадокс, однако, в том, что кастрация не положена Нильсену по закону. Согласно заключению судебно-психиатрической экспертизы, он не является алкоголиком, наркоманом, инвалидом или душевнобольным. Более того, врачи не смогли проследить в истории его детства никаких признаков сексуальных девиаций болезненного характера. Из-за его многочисленных судимостей, связанных со случаями педофилии, судьи были готовы приговорить Нильсена к неограниченному по срокам медицинскому лечению, но судебные психиатры не рекомендовали этого, отметив, что в данном случае невозможно предложить более действенные меры, чем тюремное наказание. Такое же заключение вынесла и комиссия по надзору за исполнением уголовных наказаний — Джерри Нильсен был признан «непригодным» для условного срока и сексологического лечения.

— Это абсурд — посылать меня в тюрьму снова и снова, лишь увеличивая срок наказания! Не надо быть профессором медицины, чтобы понять, что тюремное заключение не идет на пользу ни мне, ни обществу. Моя история наглядный тому пример: я был осужден десять раз и все без результата,— возмущается Нильсен.

Хотя случай с датским педофилом, настаивающим на собственной кастрации, скорее исключение, чем правило. На практике свыше двух третей осужденных насильников отказываются и от медикаментозной терапии, и от психологического лечения.

— Наиболее отъявленные педофилы крайне редко дают согласие на лечение. А по закону мы не можем принудить их к лечению,— говорит руководитель сексологической клиники Королевского госпиталя Копенгагена Элидис Кристенсен.

Специалисты отмечают, что многие педофилы, болезненно одержимые тягой к сексу с детьми, не способны самостоятельно отказаться от попыток найти себе новую жертву после отбытия тюремного срока и крайне зависимы от лечения, направленного на снижение их либидо.

— Отказ от лечения лиц, осужденных за половые преступления,— это серьезная проблема. Практика показывает, что большинство из тех, кто согласился на терапию, не совершает новых преступлений сексуального характера. Поэтому очень важно, чтобы мы более активно принуждали осужденных педофилов к началу лечения,— говорит председатель датской организации защиты детей Borns Vilkar Питер Альбек.

В последние годы в Дании не раз поднимался вопрос о введении принудительного лечения для педофилов. К подобному решению неоднократно призывали датские организации по защите детей Red Barnet и Borns Vilkar и ряд политических партий, но эти инициативы не получили поддержки датских парламентариев.

Да и специалисты признают, что медицина еще не нашла полноценного метода для лечения педофилов, а «химическая кастрация» имеет ряд весьма существенных неудобств. Как известно, она осуществляется с помощью препаратов, блокирующих выработку мужского гормона тестостерона, что приводит к подавлению сексуального влечения. Однако этот процесс обратим, и если человек перестает принимать лекарства, его сексуальная функция восстанавливается. При этом, в то время как одни педофилы позитивно реагируют на терапию или медикаментозное воздействие, другие сексуальные преступники не поддаются никаким формам лечения. Датский психолог Томас Хаммербринк, имеющий богатый опыт лечения педофилов, отмечает, что до сих пор неизвестно, действенно ли лечение педофилов в долгосрочной перспективе.

— Общество само пускает себе пыль в глаза, если оно полагает, что пребывание в тюрьме и терапия заставят педофилию исчезнуть. Фактически в этой области попросту отсутствуют необходимые научные исследования,— говорит датский психолог.

Как же быть, если полной гарантии излечения от педофилии не дает ни тюремное заключение, ни «химическая кастрация», ни психотерапевтическое лечение? Пожалуй, наиболее компромиссным выглядит мнение психолога организации Red Barnet Куно Серенсена.

— Педофилы все-таки должны подвергаться принудительному лечению. Мы вынуждены обезопасить общество. Если эксперты посчитают насильника слишком опасным, он должен находиться под обязательным наблюдением и после выхода из тюрьмы.

Восьмого июня исполнится год, как в Польше вступил в силу закон, согласно которому педофилов по решению суда будут подвергать принудительному фармакологическому лечению. Мужчины, отбывающие заключение за преступления сексуального характера в отношении детей до 15 лет, обязаны пройти курс «медикаментозного воздействия», направленного на подавление сексуального влечения. «Химическая кастрация» — не единственная мера. Увеличились тюремные сроки для преступников-педофилов и лиц, осуждаемых за сексуальное насилие над близкими родственниками, ужесточена уголовная ответственность за распространение детской порнографии и попытки навязать педофильский контакт с несовершеннолетними в интернете.

Закон был принят сеймом и одобрен сенатом. Причем депутаты нижней палаты польского парламента поддержали его практически единогласно. Убеждать в принятии закона не было нужды — накануне голосования в Польше прокатилась волна жутких педофильских преступлений. На ее фоне сразу утихли дискуссии о соответствии методов принудительной кастрации конституции и неведомых последствиях фармакологического вмешательства.

В Польше многие считают, что теперь в стране действует самое строгое в Европе законодательство в отношении педофилов (в соседней Чехии, правда, насильников кастрируют хирургически, операция является добровольной). Министерство здравоохранения Польши уже выделило объекты, где будут лечить сексуальных преступников. Как правило, это новые отделения при психиатрических больницах с усиленной охраной и высокими заборами. Предполагается и амбулаторное лечение. Предварительные расходы оцениваются в сумму, эквивалентную примерно 4 миллионам долларов. Покрываться они будут Национальным фондом здравоохранения. Пока что по новому закону осуждены девять человек.

Между тем в базе данных польской полиции сейчас зарегистрированы 8,6 тысячи педофилов.

В Израиле, где метод «химической кастрации» применяется уже около десяти лет, сотрудники правоохранительных органов знают, что она не является универсальным лекарством от педофилии. А педофилы, в свою очередь, знают лекарство от этой «кастрации»: гуманность правоохранительной системы и общества. Даже по отношению к ним.

С тех пор как появился и прошел клинические испытания израильский препарат «Декапептил», подавляющий сексуальную активность, попытки подсадить на него в принудительном порядке серийных насильников и педофилов предпринимались неоднократно.

Предлагалось, например, наделить суды правом при вынесении приговора по сексуальным преступлениям назначать в дополнение к тюремному наказанию «химическую кастрацию» — радикальный вариант. Или компромиссный — поставить сексуальных преступников перед выбором: либо 20 лет тюрьмы, либо согласие на медикаментозное лечение и выход на свободу только после него (автором этого законопроекта был нынешний министр финансов, доктор философии Юваль Штайниц).

Ни одно из этих и других предложений по принудительному лечению сексуальных извращенцев не прошло в кнессете. Возражали не только правозащитники, но и профсоюз медиков: «Мы врачи, а не палачи. Никакого лечения по принуждению!»

При этом методика применения «Декапептила», например, отрабатывалась с 2003 года управлением тюрем совместно с министерством здравоохранения. Однако исключительно по обоюдному согласию — не только тюремщиков с медиками, но и тех и других с преступниками.

В Израиле насильников и педофилов подвергают «химической кастрации». Но только с согласия самих насильников и педофилов.

А они соглашаются?

— Еще как соглашаются! — убеждает меня известный израильский адвокат по уголовным делам, в прошлом майор полиции Моше Фридман.— Без этого у них нет шансов на досрочное освобождение.

В Израиле досрочное освобождение не какая-то призрачная мечта, а распространенная практика. Мало кто из израильских зеков досиживает до конца. Отмотал треть срока — есть право на регулярный отпуск, отмотал две трети — собирай вещички на выход. Если комиссия по освобождениям при министерстве юстиции признает, что ты не представляешь опасности для общества.

Поэтому у тех, кто сидит за сексуальные преступления, а также преступления, связанные с иными видами насилия, алкоголем и наркотиками, есть некоторые сложности. Для этой категории преступников, когда их срок переваливает за половину, в тюрьме устраивают курс психологической реабилитации — и практически все, кроме конченых отморозков, демонстрирующих свою неисправимость и в тюрьме, выходят на волю досрочно.

Вот на днях начнет отбывать тюремное заключение по обвинению в изнасиловании бывший президент Израиля Моше Кацав. Как выяснилось, на многих занимаемых им начальственных должностях он во всех смыслах имел своих секретарш, и некоторые из них доказали в суде, что сами они на то не давали, скажем так, согласия.

За это бывшему «гражданину N1», чей бюст теперь уже навечно украшает аллею президентов в саду президентского дворца (нынешний президент Шимон Перес, некогда проигравший тому же Кацаву президентские выборы, отказался демонтировать его бюст после судебного приговора, сказав «мы не СССР, чтобы памятники сносить»), впаяли семь лет — ровно столько, сколько он просидел в резиденции главы государства в качестве ее хозяина.

Активисты женских организаций возмущаются, что мало — дело тянуло на 12. Всем же ясно, что в тюрьме Кацав просидит гораздо меньше предписанных семи: чтобы заслужить досрочное, ему даже не придется проходить курс медикаментозного лечения для подавления сексуальной активности (то, что образно называют «химической кастрацией»). Ему уже 65 — как-то само пройдет с годами, тем более секретарши ему больше не положены.

А вот другим его нынешним товарищам по несчастью и по статье, чтобы выйти раньше предписанного приговором срока, придется в обязательном порядке пройти курс психологической реабилитации и — если они серийные насильники или педофилы — соглашаться на «химическую кастрацию». Иначе — до звонка. Большинство соглашаются.

Как это происходит на практике, подробно описала в газете левого израильского истеблишмента «Гаарец» журналистка Хайфского радио Тали Либман. Эта пассионарная блондинка решила принять участие в судьбе самых, пожалуй, знаменитых израильских педофилов — братьев Орена и Шломи Коридо.

Первый раз они попались в 1999-м. Сначала старший — Шломи (ему тогда было 19), через четыре дня его младший брат — 15-летний Орен. Они подыскивали жертв в неблагополучных районах Тель-Авива. Шломи посадили на четыре года, Орена — на три. Они отсидели и через некоторое время снова принялись за свое. Их поймали опять, но суду не хватило улик. Братья переехали в Хайфу, и здесь в марте 2009-го снова попали под арест.

После судебного заседания, где решался вопрос о продлении ареста, Тали Либман стояла в толпе журналистов, чтобы задать им несколько вопросов для выпуска новостей. Ей удалось протиснуться к Орену с микрофоном. Он ей залепил пощечину.

На следующем заседании суда она снова была в толпе журналистов. Орен, увидев ее, извинился. Сказал, что не хотел ее обидеть. Она простила его. И решила, что надо сделать что-то, чтобы спасти несчастных братьев от самих себя, а их потенциальных жертв — от них.

В день, когда братьев снова освободили за недостатком улик под домашний арест, она прождала их несколько часов у КПЗ, а когда они вышли, напросилась проводить до дома. Зайдя в квартиру, поразилась: грязь, тараканы, бедность. Стала наведываться каждый день, приносить еду. Они рассказывали ей, как хотят вернуться к нормальной жизни, стать людьми. Растрогалась. Потом сказала братьям:

— Если вы готовы на «химическую кастрацию», я готова пройти с вами весь путь. Если нет — останетесь одни здесь и все закончится тюрьмой.

Ответ был немедленный: готовы!

Первым делом отправились к участковому врачу. Получили направление на общий анализ крови. Через десять дней получили ответ: здоровы, слава богу, оба. Затем понадобилось заключение психолога о том, что они и вправду педофилы. Потом — разрешение минздрава. Потому что только педофилам положена эта процедура бесплатно. С разрешением минздрава и заключением психолога отправились к эндокринологу. Тот предупредил о побочных последствиях: депрессия, изменения волосяного покрова, рост груди, ожирение. Братья подписали обязательство, что обо всем этом предупреждены.

Придя на первую инъекцию, встретили толпу журналистов, как перед судом. И Шломи гордо заявил, что они идут на все, чтобы впредь ни один ребенок не пострадал от них.

Инъекции им предстояло проходить каждый месяц по разу. Это было в мае 2009-го. А 9 января 2010-го братьев снова арестовали — они угрожали ножом девятилетнему соседскому мальчику, пытаясь изнасиловать.

Оказывается, через полгода герои святочного рассказа прекратили ходить на уколы, по их словам, испугавшись уже проявившихся последствий инъекций.

«Химическая кастрация» тем отличается от хирургической, что она не радикальна. Во-первых, это действует только при наличии желания пациента избавиться от опасной сексуальной зависимости,— это как бросать курить с таблетками или пить с «торпедой». Во-вторых, стоит прекратить — и функции организма восстанавливаются. «Декадептил» не превращает сексуального маньяка в евнуха.

Так что надежды на «химическую кастрацию», тем более добровольную, как на панацею от педофилии и склонности к сексуальному насилию напрасны.

Для получения добровольного согласия нужны мощные стимулы вроде реального досрочного освобождения из тюрьмы. А когда и так не выпускают досрочно, откуда возьмутся стимулы? Для ее действенности нужно искреннее желание пациента, а откуда оно возьмется при отсутствии стимулов? Для продолжительности действия нужно не прерывать лечения, а как это обеспечить при отсутствии стимулов — тех и других, и отсутствии принуждения, если нет стимулов.

Получается замкнутый круг, а вовсе не панацея.

Химия в законе

Химическая кастрация в мире не редкость. Власти вводили ее на волне скандальных историй, которые будоражили общественность

Убийство в 1995 году семилетней Меган Канка соседом-насильником вызывало волну изменений в законодательстве. Когда выяснилось, что убийца уже имел судимость за домогательство, в 1996 году в Калифорнии — а следом за ней и в ряде других штатов — была введена химическая кастрация как принудительная мера наказания. На радикальный шаг решилось и федеральное правительство: так называемый Закон Меган (Megan’s Law) предусматривает помещение списков осужденных за изнасилования и педофилию в специальную базу данных. Выйдя на свободу, отбывшие срок за подобные преступления обязаны регистрироваться по месту жительства, а живущих поблизости оповещают о прошлом потенциально опасных соседей.

В Британии ужесточить меры по борьбе с педофилией стали требовать еще в 2000 году, после изнасилования и убийства восьмилетней Сары Пэйн. Закон о химической кастрации был принят семь лет спустя, после чего власти подтвердили свой решительный настрой и другими нововведениями. Так, с 2007-го в стране действует закон, аналогичный американскому Закону Меган: списки осужденных за преступления на сексуальной почве теперь доступны общественности.

Препараты, снижающие либидо, первые осужденные за педофилию во Франции стали получать в 2005 году. Дискуссия о химической кастрации разгорелась, однако, значительно позже — в 2009 году, после убийства парижанки Мари-Кристины Годо, которая была предварительно изнасилована преступником, который уже привлекался за домогательство к несовершеннолетним. Премьер-министр Фийон поднял вопрос о принудительной химической кастрации, за ужесточение наказания высказался и президент Саркози. По сути, сейчас предлагается альтернатива: химическая кастрация или длительное заключение.

www.kommersant.ru

Сделавшая алматинскому пенсионеру смертельный укол медсестра избежит наказания

Медсестра, которая в амбулатории Алматинской области сделала пенсионеру смертельный укол, возможно, избежит уголовного наказания, сообщает КТК. Об этом телеканалу рассказала вдова умершего 64-летнего пенсионера Александра Сивака.

Отмечается, что с момента трагедии прошло уже больше полугода. Все это время вдова умершего пенсионера Надежда Сивак пыталась доказать вину медперсонала.

Как сообщает телеканал, третье заключение независимых экспертов подтвердило, что пенсионер скончался от анафилактического шока и неправильно введенных лекарств. Отмечается, что именно от этой версии в сельской амбулатории почти сразу стали открещиваться. Медики на протяжении полугода настаивали на том, что причиной смерти могла стать сердечная недостаточность. Ну а позже и вовсе обвинили пациента в чрезмерном употреблении алкоголя. «Мой муж никогда в жизни не злоупотреблял спиртными напитками. Я была в шоке, когда это прочитала, и было так обидно. Это просто оскорбление», — телеканал цитирует слова женщины.

По словам супруги умершего, медсестра, которая в тот день сделала пациенту смертельную инъекцию, находится в положении. «И, возможно, суд примет к сведению ее положение. Но тем не менее это же не освобождает ее от ответственности?» — возмущена Сивак. Жалуется вдова и на назойливость персонала местной клиники. Якобы те, узнав о результатах независимой экспертизы, принялись осаждать дом пенсионерки и оказывать давление на свидетелей.

Также сообщается, что после гибели 64-летнего Александра Сивака в амбулаторию наведались проверяющие и изъяли всю документацию. Тогда ответственные выявили в медучреждении массу нарушений и оштрафовали персонал на 330 тысяч тенге. Вдова пенсионера тоже хочет наказать медиков, но сумму желаемой компенсации не озвучила.

Напомним, трагедия произошла в середине лета. 64-летний Александр Сивак несколько дней жаловался на сильный кашель и решил обратиться за помощью к медикам. Мужчину отвели в процедурный кабинет, где и сделали ту самую смертельную инъекцию. Сивак скончался на руках у супруги. При этом родственники предупреждали врачей об аллергии на некоторые препараты, но их не стали слушать. Теперь вдова опасается, что наказание за халатность и смерть пациента могут понести не все фигуранты дела. Известно, что главврача после вопиющего инцидента сразу же отправили на пенсию, а медсестра якобы ушла по собственному желанию.

tengrinews.kz

Уколы как метод воспитания в яслях: китайские родители возмущены

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Родители детей, посещавших ясли в престижном районе Пекина, обнаружили на теле малышей следы от шприцов. Воспитатели подозреваются в том, что незаконно делали детям уколы и давали им неизвестные таблетки и сиропы перед тихим часом.

Случай, произошедший в коммерческих яслях известной сети детских учреждений RYB Education, вызвал взрыв возмущения в Китае. Полиция ведет расследование. Компания уже принесла извинения, но это не успокоило родителей.

На волне скандала китайские власти начали проверки всех дошкольных учреждений в Пекине.

Совсем недавно в Шанхае разоблачили детский центр дневного пребывания, где воспитатели жестоко обращались с полуторагодовалыми малышами.

Уколы, таблетки, темный чулан

Детское учреждение, где вспыхнул конфликт на этот раз, располагается в престижном районе Пекина — Чаояне.

По меньшей мере восемь воспитанников яслей коммерческой сети RYB Education, как предполагается, получали инъекции неизвестного вещества. Как сообщили китайские СМИ, родители увидели на коже детей следы от игл и разместили фотографии в интернете. Они также рассказали журналистам, что помимо уколов дети получали некие таблетки, пилюли или сиропы перед тем, как их отправляли спать.

Некоторые родители подозревают, что могли иметь место и сексуальные злоупотребления: несколько детей пожаловались, что их раздевали догола.

В четверг родители устроили протест у здания детского сада. Как передает китайский новостной сайт Caixin Global, они считают, что уколы использовались как воспитательная мера.

«Непослушных детей также заставляли стоять раздетыми или запирали в темной комнате», — рассказал один из протестующих.

Полиция изъяла записи с камер видеонаблюдения, трое воспитателей отстранены от работы.

Пекинская городская комиссия по образованию заявила, что проводит полную проверку условий содержания детей во всех яслях столицы КНР.

Сеть детских учреждений RYB Education в официальном пресс-релизе сообщила, что помогает полиции в расследовании.

«Мы приносим глубокие извинения за то, что произошло, за то, что серьезно обеспокоило родителей и все общество! Если будут обнаружены нарушения, мы готовы понести ответственность», — говорится в сообщении.

Однако в компании добавляют, что были случаи и клеветнических обвинений против RYB Edication — о них тоже сообщено полиции.

Сеть RYB Education (китайское название — «Хонхуанлянь») — один из самых известных в Китае поставщиков образовательных услуг. Не далее как в сентябре она разместила свои акции на Нью-Йоркской бирже.

Тюрьма и цензура

Случай в Чаояне вызвал новый всплеск возмущения и недовольства; дискуссии о порядках, царящих в китайских садиках и яслях, возобновляются регулярно.

В 2016 году четверо воспитателей детского сада в провинции Гирин — также компании RYB Education — получили тюремные сроки за злоупотребление профессиональными обязанностями. Они тоже вводили воспитанникам лекарства — у одного ребенка на теле были обнаружено более 50 отметин от шприцов, сообщало государственное информационное агентство Синьхуа.

В октябре были обнаружены порезы на теле у детей, посещавших садик в провинции Хубэй. В Шанхае — деловой столице КНР — в ноябре были опубликованы видеозаписи с камер наблюдения, на которых воспитатели яслей бьют малышей возрастом от полутора до двух лет.

В китайских соцсетях пользователи требуют более сурового наказания для пекинских воспитателей, чем отстранение от работы. При этом блогеры подозревают, что коммунистические власти подвергают цензуре сообщения на эту тему в сетях микроблогов (китайский аналог «Твиттера») — данные с сайта FreeWeibo по фактам блокировки в контролируемом властями китайском сегменте интернета показывают, что «Хонхуанлянь» стоит на первом месте в списке слов, которые не пропускают поисковики.

www.bbc.com