Решение суда по налогу на прибыль

Оглавление:

Решение Арбитражного суда Чувашской Республики от 11 февраля 2002 г. N А79-5485/01-СК1-4642 Об отказе в иске о признании недействительным решения Инспекции МНС РФ о доначислении налога на прибыль, пени и штрафа вследствие неправомерного списания дебиторской задолженности в состав внереализационных расходов (извлечение)

Решение Арбитражного суда Чувашской Республики
от 11 февраля 2002 г. N А79-5485/01-СК1-4642
(извлечение)

Постановлением Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 19 июня 2002 г. N А79-5485/01-СК1-4642 настоящее решение оставлено без изменения

Постановлением Арбитражного суда Чувашской Республики от 9 апреля 2002 г. N А79-5485/01-СК1-4642 настоящее решение оставлено без изменения

Арбитражный суд Чувашской Республики,

рассмотрев в заседании суда дело по иску ООО НПП «Экра» к Инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Ленинскому району г.Чебоксары о признании недействительным решения от 17 сентября 2001 года и акта от 30 июля 2001 года,

при участии в судебном заседании представителей от истца и от ответчика

Истец обратился с иском о признании недействительными решения и акта проверки в части взыскания недоимки по налогу на прибыль в сумме 166733 рубля, пени и штрафа с указанной суммы.

В судебном заседании представители истца поддержали исковые требования и заявили ходатайство о частичном отказе от иска: в части признания недействительными решения и акта проверки по налогу на прибыль в сумме 12110 руб., пени с данной суммы — 15822 руб. и 2422 рубля штрафа, т.к. ответчик добровольно внес изменение в оспариваемое решение в указанных суммах.

В соответствии со ст.37 АПК РФ суд удовлетворил ходатайство истца и принимает отказ от иска в обозначенных выше суммах.

По существу иска представители истца пояснили, что в ходе проверки налоговый орган посчитал необоснованным списание в составе внереализационных расходов дебиторской задолженности, по которой истек срок исковой давности и взыскание которой нереально в сумме 515410 рублей и доначислил налог на прибыль в сумме 154623 рубля. Действия налогового органа считают необоснованными, т.к. задолженность образовалась в связи с неисполнением ЧФ АКБ » Аяр» платежных поручений на перечисление налогов и сборов в обозначенной выше сумме, списанных в 4 квартале 1995 года. Банк признал истца в качестве кредитора ответом на претензию от 11 августа 1997 года. Банкротом банк признан в 1996 году и до настоящего времени конкурсное производство не завершено, т.к. ранее существовавший закон не предусматривал сроков конкурсного производства. Со дня признания претензии истца, ликвидационная комиссия не предпринимала мер по перечислению денежных средств, и срок взыскания кредиторской задолженности истек. Кроме того, ликвидационная комиссия сообщила, что имеющиеся активы банка позволят лишь произвести расчет с первой группой очередности. Истец правомерно списал кредиторскую задолженность в связи с истечением срока исковой давности для взыскания ее и нереальностью взыскания. Просят признать недействительными решение и акт проверки в части доначисления налога на прибыль в сумме 154623 рубля, пени в сумме 12365 рублей и взыскания штрафа в сумме 30924 руб. 60 коп.

Представители ответчика исковые требования не признали в полном объеме.

Исключение из состава внереализационных расходов списанной дебиторской задолженности является обоснованным, т.к. в данном случае срок исковой давности не применяется, поскольку банк признал претензию истца и последний не располагал документами о невозможности погашения банком задолженности, а конкурсное производство не завершено до настоящего времени.

В соответствии с пунктом 5 статьи 114 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» требования кредиторов, не удовлетворенные по причине недостаточности конкурсной массы должника, считаются погашенными, о чем конкурсный управляющий вносит в реестр требований кредиторов сведения о погашении требований кредиторов. Отчет конкурсного управляющего утверждается арбитражным судом. Следовательно, до завершения расчетов с кредиторами и завершения конкурсного производства, истец не вправе был списывать задолженность банка на финансовые результаты.

Просят в иске отказать.

Выслушав представителей сторон, изучив материалы дела, суд установил следующее.

Инспекция МНС России по Ленинскому району г.Чебоксары произвела проверку соблюдения законодательства о налогах и сборах ООО НПП «Экра» за период с 1 октября 1998 года по 1 апреля 2001 года.

Результаты проверки нашли отражение в акте N 233 от 30 июля 2001 года.

В акте, в частности отражено, что общество завысило внереализационные расходы на 515410 рублей, списав на себестоимость кредиторскую задолженность АКБ «Аяр» в указанной сумме, как с истекшим сроком исковой давности. По данному основанию доначислен налог на прибыль в сумме 154623 рубля и начислена пеня в сумме 12365 рублей за период с 01.04.01 г. по 30.07.01 года.

В качестве нарушения указано, что обществом представлен уточненный расчет по налогу на прибыль за 1997 год и к начислению налог составил 12110 рублей. Сумма налога не проведена в лицевой карточке налогоплательщика.

Доначислен налог на прибыль в сумме 12110 рублей и 15822 рубля пени за период с 09.04.98 г. по 30.07.01 года.

На основании акта проверки принято решение N 04-148 от 17 сентября 2001 года о привлечении общества к налоговой ответственности по п.1 статьи 122 НК РФ, в том числе и по указанным выше нарушениям.

Решением от 8 января 2002 года в ранее принятое решение внесены изменения и исключены пункты, обязывающие общество произвести уплату налога на прибыль в сумме 12110 рублей, пени в сумме 15822 рубля и 2422 рублей штрафа.

Истец, с учетом изменения исковых требований, просит признать недействительными решение N 04-148 от 17.09.01 года и акт проверки от 30.07.01 г. в части доначисления налога на прибыль в сумме 154623 рубля, 12365 рублей пени и 30924 руб. 60 коп. штрафа.

Исковые требования не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с Законом РФ «О налоге на прибыль предприятий и организаций» N 2116-1 от 27 декабря 1991 года (с изменениями и дополнениями к нему) истец является плательщиком налога на прибыль. Объектом обложения налогом на прибыль является валовая прибыль, представляющая собой прибыль от реализации продукции, работ, услуг, основных фондов, иного имущества и доходов от внереализационных операций, уменьшенных на сумму расходов по этим операциям. Прибыль от реализации продукции (работ, услуг) определяется как разница между выручкой от реализации без налога на добавленную стоимость и акцизов и затратами на производство и реализацию, включаемыми в себестоимость продукции.

Перечень затрат, включаемых в себестоимость продукции (работ, услуг), и порядок формирования финансовых результатов, учитываемых при определении налогооблагаемой прибыли, определяется федеральными законами.

До принятия такого закона, налогоплательщик обязан руководствоваться Положением о составе затрат, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации N 552 от 5 августа 1992 года.

Пункт 15 данного Положения предусматривает право налогоплательщика включать в состав внереализационных расходов убытки от списания дебиторской задолженности, по которой истек срок исковой давности, и других долгов, нереальных ко взысканию.

Истцом в 1995 — 1996 годах были произведены платежи в бюджеты различных уровней через Чебоксарский филиал АКБ «Аяр». Платежи в бюджет не поступили.

В связи с признанием АКБ «Аяр» несостоятельным (банкротом), истцом была предъявлена претензия, которая признана конкурсным управляющим в сумме 677486 руб. 76 коп., в том числе по основному долгу в сумме 515410 рублей ответом на претензию N 04-233 от 11 августа 1997 года.

По итогам финансово-хозяйственной деятельности за 2000 год, истец включил указанную выше сумму в состав внереализационных расходов, как убытки от списания кредиторской задолженности, по которой истек срок исковой давности.

Суд находит действия истца неправомерными.

В соответствии со ст.195 ГК РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

С момента признания должника (АКБ «Аяр») несостоятельным (банкротом), все требования к нему разрешаются в рамках конкурсного производства, путем предъявления претензии, которая разрешается конкурсным управляющим. По результатам рассмотрения претензии, в случае признания требований кредитора, последний включается в реестр кредиторов определенной очереди. Погашение кредиторской задолженности производится из конкурсной массы в соответствии с очередностью.

К возникшим правоотношениям не применяется срок исковой давности, установленный статьей 196 ГК РФ.

Следовательно, по данному основанию общество не вправе было относить в состав внереализационных расходов кредиторскую задолженность АКБ «Аяр».

Не доказано истцом и право на списание кредиторской задолженности по основанию нереальности взыскания ее.

По состоянию на 01.01.2001 года и на день разрешения дела судом, конкурсное производство банком не завершено.

Конкурсным управляющим не составлен реестр требований кредиторов, долги которых считаются погашенными в силу недостаточности имущества банка в соответствии со ст.114 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Данное обстоятельство подтверждается письмом конкурсного управляющего АКБ «Аяр» N 03-043 от 7 февраля 2002 года, согласно которому на 01.01.2001 года конкурсная масса составляла 370,9 млн. рублей, а задолженность банка перед кредиторами — 239 млн. рублей. Сведения о невозможности погашения кредиторской задолженности по шестой группе очередности носят характер предположения, т.к. резервы у банка имеются и конкурсное производство еще не завершено.

Следовательно, на день составления соответствующей отчетности за 2000 год, истец не располагал данными о нереальности взыскания кредиторской задолженности банка, и выводы налогового органа о необоснованном отнесении в состав внереализационных расходов списанной дебиторской задолженности в сумме 515410 рублей являются обоснованными.

Доначисление налога на прибыль в сумме 154623 рубля, пени в сумме 12365 рублей является обоснованным.

В соответствии с пунктом 1 статьи 122 НК РФ при неуплате или неполной уплате налога в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога или других неправомерных действий (бездействий) налогоплательщик привлекается к налоговой ответственности в виде взыскания штрафа в размере 20% неуплаченного в срок налога.

Привлечение истца к налоговой ответственности за нарушения, указанные выше, является правомерным.

В связи с отказом истца от иска, в части признания оспариваемого решения недействительным по налогу на прибыль в сумме 12110 рублей, 15822 рублей пени и 2422 рублей штрафа и принятием судом отказа, производство по делу в этой части суд прекращает по п.6 статьи 85 АПК РФ.

Из материалов дела усматривается, что налог на прибыль в сумме 12110 рублей был начислен по акту проверки от 1 марта 1999 года и за нарушение, выявленное в ходе этой проверки, истец был привлечен к налоговой ответственности решением N 2219 от 5 марта 1999 года. Платежным поручением N 86 от 12 марта 1999 года истец перечислил сумму налога, пени и штрафа по названному выше решению в добровольном порядке. Уточненный расчет был представлен в налоговый орган как доказательство внесения исправлений в налоговую отчетность. Повторное начисление налога, пени и привлечение к налоговой ответственности противоречит нормам Налогового кодекса .

Обоснованность вывода суда подтверждается и решением от 8 января 2002 года о внесении изменений в оспариваемое решение.

Дело по иску о признании частично недействительным акта проверки производство по делу прекращается по п.1 статьи 85 АПК РФ, т.к. акт проверки не подлежит оспариванию в порядке ст.22 АПК РФ.

Руководствуясь ст.ст.85 п.п.1 , 6 , 86 , 95 , 124-127 , 132 , 134 АПК РФ, суд решил:

ООО НПП «Экра» в иске о признании недействительным решения Инспекции МНС России по Ленинскому району г.Чебоксары N 04-148 от 17 сентября 2001 года в части взыскания налога на прибыль в сумме 154623 рубля, пени по налогу на прибыль в сумме 12365 рублей и штрафа по налогу на прибыль в сумме 30924 руб. 60 коп. отказать.

Дело по иску о признании недействительными решения N 04-148 от 17.09.01 года Инспекции МНС России по Ленинскому району г.Чебоксары в части взыскания налога на прибыль в сумме 12110 рублей, пени в сумме 15822 рубля, 2422 рублей штрафа и акта проверки N 233 от 30 июля 2001 года производством прекратить.

Решение может быть обжаловано в апелляционном и кассационном порядке в месячный срок.

www.garant.ru

УЧЕТ В ЦЕЛЯХ ИСЧИСЛЕНИЯ НАЛОГА НА ПРИБЫЛЬ В СОСТАВЕ ДОХОДОВ ПРИСУЖДЕННЫЕ РЕШЕНИЕМ АРБИТРАЖНОГО СУДА СУММЫ ПЕНЕЙ И ГОСПОШЛИНЫ ПРИ УСЛОВИИ, ЧТО ДОЛЖНИК НАХОДИТСЯ В СТАДИИ БАНКРОТСТВА

Расходы налогоплательщика, связанные с уплатой государственной пошлины, являются судебными расходами и учитываются в составе внереализационных расходов в соответствии с п. 10 ст. 265 Налогового кодекса РФ. Госпошлина, ранее уплаченная при подаче искового заявления и возмещаемая по решению суда должником, по нашему мнению, учитывается в составе внереализационных доходов также на дату вступления в законную силу решения суда.

Об этом Письмо УФНС России по г. Москве от 13.04.2012 N 16-15/032820@.

При рассмотрении дела о банкротстве должника — юридического лица применяются процедуры, предусмотренные Федеральным законом от 26.10.2002 N 127-ФЗ »О несостоятельности (банкротстве)».

Под процедурой наблюдения на основании положений ст. 2 Закона N 127-ФЗ понимается процедура, применяемая в деле о банкротстве к должнику в целях обеспечения сохранности его имущества, проведения анализа финансового состояния должника, составления реестра требований кредиторов и проведения первого собрания кредиторов.

Согласно п. 3 ст. 49 Гражданского кодекса РФ правоспособность юридического лица возникает в момент его создания и прекращается в момент внесения записи о его исключении из Единого государственного реестра юридических лиц.

Следовательно, до внесения записи в ЕГРЮЛ об исключении организации- должника она считается правоспособной и ее долги могут быть истребованы кредитором в порядке, установленном Гражданским кодексом РФ.

В качестве меры ответственности за нарушение договорных обязательств договором может быть предусмотрена ответственность в соответствии со ст. 330 ГК РФ. Указанной статьей определено, что неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

В соответствии с п. 3 ст. 250 Налогового кодекса РФ внереализационными доходами налогоплательщика признаются доходы в виде признанных должником или подлежащих уплате должником на основании решения суда, вступившего в законную силу, штрафов, пеней и (или) иных санкций за нарушение договорных обязательств, а также сумм возмещения убытков или ущерба.

Датой получения внереализационных доходов в виде штрафов, пеней и (или) иных санкций за нарушение договорных или долговых обязательств, а также в виде сумм возмещения убытков (ущерба) считается дата их признания должником либо дата вступления в законную силу решения суда ( пп. 4 п. 4 ст. 271 НК РФ).

Следовательно, доходы в виде сумм пеней за нарушение договорных или долговых обязательств, подлежащих уплате на основании решения суда, организация должна учесть в составе внереализационных доходов при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль на основании п. 3 ст. 250 НК РФ на дату вступления в законную силу решения суда.

Статьей 101 Арбитражного процессуального кодекса РФ предусмотрено, что судебные расходы состоят из государственной пошлины и судебных издержек, связанных с рассмотрением дела арбитражным судом.

На основании п. 10 ст. 265 НК РФ в составе внереализационных расходов учитываются судебные расходы и арбитражные сборы.

Таким образом, расходы налогоплательщика, связанные с уплатой государственной пошлины, являются судебными расходами и учитываются в составе внереализационных расходов в соответствии с п. 10 ст. 265 Налогового кодекса РФ ( Письмо Минфина России от 03.06.2010 N 03-03-06/1/373).

Соответственно, госпошлина, ранее уплаченная при подаче искового заявления и возмещаемая по решению суда должником, по нашему мнению, учитывается в составе внереализационных доходов также на дату вступления в законную силу решения суда.

Что касается вопроса порядка учета сумм основного долга, то при методе начисления в соответствии со ст. 271 Налогового кодекса РФ доходы признаются в том отчетном (налоговом) периоде, в котором они имели место, независимо от фактического поступления денежных средств, иного имущества (работ, услуг) и (или) имущественных прав (метод начисления).

© Обращаем особое внимание коллег на необходимость ссылки на «Субсчет.ру: теория и практика бухгалтерского учета и налогообложения» при цитировании (для on-line проектов обязательна активная гиперссылка)

subschet.ru

Еженедельный обзор судебной практики: споры по налогу на прибыль организаций

Смотрите также:

На этой неделе все судебные обзоры на нашем портале будут посвящены налоговым спорам. Сегодня мы предлагаем вниманию читателей обзор практики арбитражных апелляционных судов, посвященной спорам по налогу на прибыль организаций.

1. Просить ФНС вернуть излишне уплаченный налог нужно вовремя

Если организация-налогоплательщик заплатила в бюджет налог на прибыль в большем размере, чем положено, он может попросить ФНС вернуть излишне уплаченную сумму. Однако только в пределах срока, установленного Налоговым кодексом РФ. Если этот срок пропущен, то даже суд не поможет вернуть переплату по налогу. Именно так рассудил Тринадцатый арбитражный апелляционный суд.

Суть спора

По результатам проведенной сверки расчетов организации с территориальным органом ФНС был выявлен факт переплаты организацией налога на прибыль. Организация направила в ФНС запрос на возврат излишне уплаченной суммы налога на прибыль. Однако ФНС в таком возврате отказала, аргументировав это тем, что налогоплательщик подал заявления о возврате по истечении 3 лет со дня уплаты налога, предусмотренных пунктом 7 статьи 78 Налогового кодекса РФ для возврата налогов, излишне уплаченных в бюджет РФ.

Организация сочла, что отказ ФНС в возврате налога на прибыль является незаконным и нарушает ее права. Поэтому налогоплательщик обратился в арбитражный суд с исковым заявлением об обязании ФНС осуществить возврат излишне уплаченного налога на прибыль.

Суд первой инстанции в удовлетворении заявленных исковых требований отказал. Тринадцатый арбитражный апелляционный суд постановлением от 13 августа 2015 г. по делу N А56-15835/2015 оставил решение суда первой инстанции в силе. Арбитры указали, что по нормам пункта 1 статьи 21 Налогового кодекса РФ все налогоплательщики имеют право на своевременный зачет или возврат сумм излишне уплаченных либо излишне взысканных налогов, пеней и штрафов. В соответствии со статьей 78 Налогового кодекса РФ налогоплательщик должен подать заявление о зачете или о возврате суммы излишне уплаченного налога в течение трех лет со дня уплаты указанной суммы.

Однако, эта норма действует только для взаимоотношения налогоплательщика и налоговой службы во внесудебном порядке. Ведь в соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ, изложенной в определении от 21.06.2001 N 173-О, следует, что орган ФНС обязан сообщить налогоплательщику о каждом факте излишней уплаты налога и сумме излишне уплаченного налога, ставшим известными налоговому органу в течение одного месяца со дня обнаружения этого факта. Таким образом, у налогоплательщика остается три года, чтобы обратится в ФНС с письменным заявлением о возврате налога, которое ФНС обязано рассмотреть и удовлетворить в течение месяца со дня получения.

Если налогоплательщик пропустил установленный срок или ФНС по каким-либо причинам отказала в возврате переплаты, он может обратится в суд. При этом действуют общие правила исковой давности, определенные в пункте 1 статьи 200 Гражданского кодекса РФ. Из этих правил следует, что течение трехлетнего срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Высший Арбитражный Суд РФ в постановлении Президиума ВАС РФ от 08.11.2006 N 6219/06 разъяснил, что вопрос о порядке исчисления срока подачи налогоплательщиком в суд заявления о возврате излишне уплаченного налога должен решаться применительно к пункту 2 статьи 79 НК РФ с учетом того, что такое заявление должно быть подано в течение трех лет со дня, когда налогоплательщик узнал или должен был узнать о факте излишней уплаты налога. Таким образом, для удовлетворения заявления о возврате переплаты налогоплательщик должен доказать в суде когда и каким образом он узнал, что заплатил лишнее.

В спорной ситуации переплата по налогу на прибыль возникла из-за того, что организация представила в ФНС уточненную налоговую декларацию по налогу на прибыль, в результате превышения суммы перечисленных в бюджет платежей по налогу на прибыль, над суммой начисленного налога на фактически полученную прибыль. Поэтому, налогоплательщик должен был знать о том, какую сумму налога он должен заплатить и какие нормы амортизационных отчислений действуют в отношении объектов недвижимости, используемых им в хозяйственной деятельности. На основании этого арбитры пришли к выводу, что срок на возврат излишне уплаченного налога на прибыль организацией пропущен.

2. Документы, полученные от неблагонадежного контрагента, можно включить в состав расходов, при условии, что они подтверждают реальную операцию

Если организация-налогоплательщик вела хозяйственную деятельность с контрагентами, которые имеют признаки недобросовестных налогоплательщиков, и, по мнению ФНС, получала необоснованную налоговую выгоду, она все равно имеет право включить в состав затрат, в целях налогообложения прибыли, суммы, подтвержденные первичными документами таких контрагентов. При условии, что эти хозяйственные операции действительно совершались. К таким выводам пришел Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд.

По результатам выездной налоговой проверки по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты налогов и сборов коммерческой организацией, проведенной территориальным УФНС, было обнаружено, что налогоплательщик необоснованно включил в состав налогооблагаемой базы затраты по хозяйственным операциям с контрагентами, которые не вели фактической хозяйственной деятельности. Тем самым организация получила необоснованную налоговую выгоду, поэтому ФНС доначислила налог на прибыль и применила штрафные санкции в соответствии со статьей 122 Налогового кодекса РФ.

Организация не согласилась с решением ФНС, считая его необоснованным и нарушающим свои права. Поэтому она обратилась в арбитражный суд с исковым заявлением об отмене решения ФНС.

Дело прошло три инстанции и было возвращено на повторное рассмотрение кассационным судом. При повторном рассмотрении суд первой инстанции отказал налогоплательщику в удовлетворении исковых требований. Однако Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд с такой позицией коллег не согласился. В постановлении от 14 августа 2015 г. N 15АП-5368/2015 арбитры указали, что налогоплательщик в соответствии с нормами статьи 171 НК РФ имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 НК РФ, на установленные налоговые вычеты.

В спорной ситуации ФНС и судами было установлено, что контрагенты налогоплательщика являлись недобросовестными и не вели реальной хозяйственной деятельности. Однако с одним контрагентом были установлены факты совершения реальных операций, подтвержденных первичными документами, установленной формы. В силу положений постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12.10.2006 N 53 представление в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения. Если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы, а также, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности.

В соответствии со статьей 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Для российских организаций прибылью признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов. В силу статьи 252 НК РФ расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные налогоплательщиком. Таким образом, налоговый орган необоснованно исключил из состава расходов всю сумму затрат общества на приобретение товаров у контрагента истца, а реальный размер предполагаемой налоговой выгоды следовало определить в соответствии со сложившимися рыночными ценам.

3. Возмещение ущерба, причиненного сельскохозяйственному предприятию, облагается налогом на прибыль по ставке 0%

Доходы, которые сельскохозяйственное предприятие получило в счет возмещения ущерба, причиненного временным занятием земельных участков третьими лицами и компенсации затрат на биологическую рекультивацию земельных участков, относятся к доходам от сельскохозяйственной деятельности, облагаемым по льготной налоговой ставке 0%. Такие доходы не признаются внереализационными доходами, к которым не применима льготная налоговая ставка и не подлежат обложению налогом на прибыль на общих основаниях. Так решил Семнадцатый арбитражный апелляционный суд.

Территориальным налоговым органом была проведена выездная налоговая проверка деятельности сельскохозяйственного предприятия, по результатам которой вынесено решение о привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения, согласно которому предприятию доначислен налог на прибыль организаций, начислены пени и штраф, в соответствии с пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса РФ за неуплату налога на прибыль организаций. Означенное нарушение выразилось в том, что предприятие необоснованно включило в составх доходов, облагаемых налогом на прибыль по льготной ставке 0% доходы, полученные в счет возмещения ущерба. ФНС пришла к выводу, что такие доходы являются внереализационными и подлежат налогообложению по обычной ставке налога на прибыль организаций — 20%.

Полагая, что такое решение ФНС в части доначисления налога на прибыль организаций нарушает его права и интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, налогоплательщик обратился в арбитражный суд с заявлением о признании решения ФНС недействительным.

Решение суда

Суд первой инстанции удовлетворил исковое требование налогоплательщика. Арбитры исходили из того, что ненормативный акт инспекции, основанный на выводах о включении полученных обществом денежных средств в счет возмещения ущерба, упущенной выгоды, стоимости биологического этапа рекультивации земельных участков в состав внереализационных доходов в порядке статьи 250 НК РФ и статьи 271 НК РФ, не соответствует нормам Налогового кодекса РФ.

Семнадцатый арбитражный апелляционный суд с такой позицией согласился и постановлением от 13 августа 2015 г. N 17АП-9412/2015-АК оставил в силе решение суда первой инстанции. Арбитры указали, что к доходам в целях исчисления налога на прибыль организаций относятся:

1) доходы от реализации товаров (работ, услуг) и имущественных прав, определяемые в порядке, установленном статьей 249 НК РФ; 2) внереализационные доходы, определяемые в порядке, установленном статьей 250 НК РФ и статьи 248 НК РФ.

В силу пункта 3 статьи 250 НК РФ внереализационными доходами налогоплательщика признаются доходы в виде признанных должником или подлежащих уплате должником на основании решения суда, вступившего в законную силу, штрафов, пеней и иных санкций за нарушение договорных обязательств, а также сумм возмещения убытков или ущерба. Однако, постановлением Правительства РФ от 07.05.2003 N 262 были утверждены Правила возмещения собственникам земельных участков, землепользователям и арендаторам земельных участков убытков, причиненных изъятием или временным занятием земельных участков, ограничением прав собственников земельных участков, землепользователей и арендаторов земельных участков либо ухудшением качества земель в результате деятельности других лиц. При этом, эти правила не предусматривают включения в сумму возмещения убытков, упущенной выгоды налога на прибыль организаций, подлежащего уплате собственником, арендатором (иным владеющим на законном основании лицом) временно занятого земельного участка.

Следовательно, взимание с собственника, арендатора временно занятого земельного участка налога на прибыль с суммы возмещения нарушало бы принцип полного возмещения, определенный законодателем для таких случаев. Такая правовая позиция отражена в постановлении Президиума ВАС РФ от 23.06.2009 N 2019/09 по сходной ситуации, связанной с обложением подобных средств налогом на прибыль организаций на основании тех же норм права.

Таким образом, вывод арбитражного суда о том, что денежные средства, полученные предприятием от своего контрагента в виде компенсации убытков (затрат), не являются доходом в понятии статьи 41 НК РФ, и не подлежат включению в налоговую базу при исчислении налога прибыль организаций за спорные налоговые периоды, является правомерным.

Мы благодарим компанию «КАДИС» — разработчика региональных систем семейства Консультант Плюс в Санкт-Петербурге — за предоставление самых свежих судебных решений для этого обзора.

ppt.ru

Десятый арбитражный апелляционный суд

Анализ и обобщение судебной практики

Некоторые примеры рассмотрения споров, связанных с порядком начисления и уплаты налога на прибыль

ОБЗОР
практики Десятого арбитражного апелляционного суда

по рассмотрению споров, связанных с порядком начисления и уплаты
налога на прибыль.

В соответствии с планом работы Десятого арбитражного апелляционного суда на I полугодие 2009 года обобщена судебная практика по рассмотрению споров, связанных с порядком начисления и уплаты налога на прибыль.
В настоящем обзоре использованы постановления Десятого арбитражного апелляционного суда по конкретным делам за 2008 год.

Следует отметить, что Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации подготовлен Обзор практики разрешения арбитражными судами дел, связанных с применением отдельных положений главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации, утвержденный Информационным письмом от 22.12.2005г. № 98, в который включены наиболее часто встречающиеся примеры, связанные с порядком начисления и уплаты налога на прибыль.
В связи с этим, в настоящий обзор не включались те примеры судебной практики, которые разобраны в Обзоре Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.
В настоящий обзор вошли примеры, носящие единичный характер, и в силу этого представляющие определенный интерес в правоприменительной практике.
В обзоре использованы только те дела, по которым судебные акты судов первой и апелляционной инстанции или не обжаловались в суд кассационной инстанции, или были оставлены судом кассационной инстанции без изменения.

1. Факт неотражения контрагентом полученной выручки в бухгалтерском и налоговом учете не может служить основанием для признания необоснованным включения налогоплательщиком в состав расходов, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль, уплаченных контрагенту сумм.
А41-6782/08 от 03.10.2008г. (Макаровская Э.П., Александров Д.Д., Слесарев А.А.)
Налоговым органом по результатам проведения выездной налоговой проверки по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты налогов принято решение о привлечении общества к налоговой ответственности за неполную уплату налога на прибыль.
Основанием для принятия данного решения послужили выводы налогового органа о том, что общество необоснованно включило в расходы, связанные с производством и реализацией продукции, затраты по договору с контрагентом, поскольку контрагентом указанная сумма выручки не отражена в документах бухгалтерской и налоговой отчетности.
Общество обжаловало решение налогового органа в судебном порядке.
Суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования.
Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для отмены решения суда первой инстанции.
Налоговый кодекс Российской Федерации не ставит возможность принятия к расходам оплату налогоплательщиком контрагенту по договору в зависимость от отражения контрагентом полученных от налогоплательщика сумм в бухгалтерском и налоговом учете, сдаче отчетности в налоговые органы.
При этом положения налогового законодательства должны применяться с учетом требований пункта 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации о толковании всех неустранимых сомнений, противоречий и неясностей актов законодательства о налогах и сборах в пользу налогоплательщиков, а также правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации о необходимости установления, исследования и оценки судами всех имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств (Определение от 12.07.2006 года № 267-О).
Формируемая Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации судебная практика также основывается на презумпции экономической оправданности совершенных налогоплательщиком операций и понесенных по этим операциям затрат. Как указано в пункте 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 года № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», действия налогоплательщиков, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, предполагаются экономически оправданными.
Экономическая обоснованность понесенных налогоплательщиком расходов определяется хозяйственной деятельностью организации, направленной на получение дохода, что соответствует смыслу абзаца 4 пункта 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации (любое получение налогоплательщиком доходов обусловлено несением им расходов).
Как следует из материалов дела и не оспаривается в решении налогового органа, обществом на проверку были представлены все необходимые первичные документы, подтверждающие правомерность отнесения затрат по договору с контрагентом на расходы. Данные затраты связаны с производством, отражены обществом в налоговом и бухгалтерском учете, фактически понесены, являются экономически обоснованными (иное не доказано налоговым органом).
Обществом правомерно уменьшена сумма доходов на сумму расходов по договору с контрагентом. То, что контрагент не отразил полученную выручку в бухгалтерском и налоговом учете, не может являться основанием для признания неправомерным включения этих затрат в состав расходов общества.
Суд апелляционной инстанции оставил решение суда первой инстанции без изменения.
Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены решения суда первой и постановления суда апелляционной инстанций.

2. В случае, если товар приобретен за счет авансовых платежей, сумма этих платежей не подлежит включению в состав расходов, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль.

А41-К2-14897/06 от 24.04.2008г. (Гагарина В.Г., Макаровская Э.П., Юдина Н.С.)
Налоговым органом по результатам проведения выездной налоговой проверки установлено занижение налогооблагаемой базы по налогу на прибыль.
Решением налогового органа общество привлечено к налоговой ответственности за неполную уплату налога на прибыль.
Основанием для принятия данного решения послужил тот факт, что имущество, затраты на приобретение которого были отнесены к расходам, оплачено обществом за счет денежных средств, перечисленных на расчетный счет общества третьим лицом, которому в этот же день это имущество было продано обществом.
Общество обжаловало решение налогового органа в судебном порядке.
Суд первой инстанции частично удовлетворил заявленные требования.
Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для удовлетворения заявленных обществом требований.
Реальными затратами налогоплательщика являются расходы, которые оплачиваются им за счет собственного имущества или за счет собственных денежных средств. Передача собственных денежных средств приобретает характер реальных затрат в том случае, если эти денежные средства ранее были получены налогоплательщиком по возмездной сделке.
В соответствии с абзацем 3 пункта 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.
Не являются реальными затратами оплата имуществом или денежными средствами, полученными в качестве аванса, либо в качестве заемных средств, либо которые получены безвозмездно.
Исходя из представленных в материалы дела документов, суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что денежные средства на покупку имущества, перечисленные третьим лицом на расчетный счет общества, являются 100% авансовым платежом, что подтверждается выпиской банка, из которой следует, что денежные средства сначала поступили на счет общества и только потом были списаны для расчета по договору купли-продажи.
После приобретения имущества общество продало его третьему лицу, перечислившему денежные средства на его расчетный счет, причем действия общества по покупке и продаже имущества произведены в одном банке в один день, расчетные счета общества и третьего лица открыты в одном и том же банке.
Проанализировав имеющиеся в материалах дела документы, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что расчет по сделке по приобретению имущества был произведен обществом за счет авансовых платежей, что не позволяет отнести указанную сумму к реальным затратам, понесенным обществом, несмотря на формальное выполнение и соблюдение предусмотренных Налоговым кодексом Российской Федерации условий для отнесения уплаченных сумм к расходам, уменьшающим налогооблагаемую базу по налогу на прибыль.
Суд апелляционной инстанции отказал обществу в удовлетворении заявленных требований.
Суд кассационной инстанции поддержал позицию суда апелляционной инстанции.

3. Начисление амортизации на имущество, переданное в хозяйственное ведение муниципальным предприятиям, не противоречит нормам налогового законодательства.
А41-5561/08 от 25.09.2008г. (Макаровская Э.П., Гагарина В.Г., Чалбышева И.В.)
Налоговым органом по результатам проведения камеральной налоговой проверки уточненной налоговой декларации принято решение, которым отказано в начислении амортизации по объектам муниципального жилого фонда, находившимся на праве хозяйственного ведения у муниципального унитарного предприятия (далее — предприятие).
Общество обжаловало решение налогового органа в судебном порядке.
Суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования.
Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для отмены решения суда первой инстанции.
В соответствии с подпунктами 1, 2 статьи 256 Налогового кодекса Российской Федерации амортизируемым имуществом признается имущество, результаты интеллектуальной деятельности и иные объекты интеллектуальной собственности, которые находятся у налогоплательщика на праве собственности, если иное не предусмотрено настоящей главой, используются им для извлечения дохода и стоимость которых погашается путем начисления амортизации.
Для целей исчисления налога на прибыль амортизируемым имуществом признается, в том числе имущество, полученное унитарным предприятием от собственника имущества в оперативное управление или хозяйственное ведение (абзац 2 пункта 1 статьи 256 Налогового кодекса Российской Федерации), и подлежит амортизации у данного унитарного предприятия в порядке, установленном главой 25 Налогового кодекса Российской Федерации.
В пункте 2 статьи 256 Налогового кодекса Российской Федерации перечислены виды имущества, не подлежащие амортизации; среди них отсутствуют объекты муниципального жилищного фонда.
Обоснованность начисления амортизации на имущество, переданное в хозяйственное ведение муниципальным предприятиям, подтверждена письмом Управления Федеральной налоговой службы по Московской области от 02.04.2007 г. № 24-16/0265@ «О применении положений главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации».
Таким образом, муниципальным унитарным предприятием правомерно начислена амортизация на имущество, переданное ему в хозяйственное ведение.
Суд апелляционной инстанции оставил решение суда первой инстанции без изменения.
Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены решения суда первой и постановления суда апелляционной инстанций.

4. Компенсация за изъятие земельного участка для государственных или муниципальных нужд не относится к доходам, увеличивающим налоговую базу по налогу на прибыль.
А41-К2-16521/07 от 26.03.2008г. (Чучунова Н.С., Александров Д.Д., Мордкина Л.М.)
Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения налогового органа о привлечении к налоговой ответственности за неполную уплату налога на прибыль.
Обжалуемое решение принято в связи с тем, что общество, получив компенсацию за изъятые для государственных или муниципальных нужд земельные участки, не учло полученные денежные суммы в качестве доходов, увеличивающих налоговую базу по налогу на прибыль.
По мнению налогового органа, средства, полученные в счет погашения убытков, причиненных изъятием земли, рассматриваются для целей налогообложения как внереализационные доходы и учитываются за минусом фактически полученных убытков организации. Денежные средства, перечисляемые в счет упущенной выгоды, отражаются в составе внереализационных доходов и подлежат налогообложению в общеустановленном порядке.
Суд первой инстанции удовлетворил заявленные обществом требования.
Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для отмены решения суда первой инстанции.
Согласно статье 279 Гражданского кодекса Российской Федерации земельный участок может быть изъят у собственника для государственных или муниципальных нужд путем выкупа.
При этом в соответствии с пунктом 2 статьи 281 Гражданского кодекса Российской Федерации при определении выкупной цены в нее включаются рыночная стоимость земельного участка и находящегося на нем недвижимого имущества, а также все убытки, причиненные собственнику изъятием земельного участка, включая убытки, которые он несет в связи с досрочным прекращением своих обязательств перед третьими лицами, в том числе упущенную выгоду.
Таким образом, убытки, причиненные собственнику (землепользователю, землевладельцу) изъятием земельного участка для государственных или муниципальных нужд, включаются в выкупную цену, порядок определения которой непосредственно урегулирован гражданским законодательством.
При этом в целях возмещения в полном объеме убытков собственникам земли, землевладельцам, землепользователям, арендаторам принято Постановление Правительства Российской Федерации от 07.05.2003 N 262, утвердившее Правила возмещения собственникам земельных участков, землепользователям, землевладельцам и арендаторам земельных участков убытков, причиненных изъятием или временным занятием земельных участков.
Таким образом, поскольку в данном случае было прекращено право владения и пользования земельными участками при их изъятии для государственных и муниципальных нужд применительно к правилам, предусмотренным статьями 279 — 282 Гражданского кодекса Российской Федерации, денежные средства, полученные обществом в виде компенсации убытков (упущенная выгода) в связи с изъятием земельных участков не подлежат учету в качестве внереализационных доходов при расчете налога на прибыль.
Обществом при расчете налога на прибыль не допущено каких-либо нарушений, которые могли бы привести к образованию недоимки по налогу на прибыль. Привлечение к налоговой ответственности неправомерно.
Суд апелляционной инстанции оставил решение суда первой инстанции без изменения.
Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены решения суда первой и постановления суда апелляционной инстанций.

5. Уплата таможенных пошлин и сборов является обязанностью налогоплательщика, отнесение указанных платежей к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль, является обоснованным.
А41-9249/08 от 12.09.2008г. (Чалбышева И.В., Кузнецов А.М., Макаровская Э.П.)
Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения налогового органа о привлечении к налоговой ответственности за неполную уплату налога на прибыль.
Обжалуемое решение принято в связи с тем, что общество отнесло к расходам, уменьшающим сумму доходов от реализации продукции, таможенные пошлины и сборы с повышающим коэффициентом, начисленные таможенным органом при ввозе и оформлении товара сверх квот, данные расходы не соответствуют критериям статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации, т.е. не являются экономически оправданными и не могут быть отнесены на расходы, уменьшающие налоговую базу по налогу на прибыль.
Суд первой инстанции удовлетворил заявленные обществом требования.
Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для отмены решения суда первой инстанции.
Пунктом. 1 части 1 статьи 264 Налогового кодекса Российской Федерации прямо установлено, что суммы таможенных пошлин и сборов, начисленные в установленном законодательством Российской Федерации порядке, относятся к прочим расходам, связанным с производством и реализацией.
В данном случае налоговое законодательство не устанавливает различий между таможенными пошлинами и сборами, уплаченными налогоплательщиком при ввозе импортных товаров на территорию Российской Федерации как в пределах предоставленных ему квот, так и сверх квот.
В соответствии с частью 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации в целях налогообложения налогом на прибыль налогоплательщик уменьшает доходы на сумму произведенных расходов. Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение доходов.
В соответствии с частью 1 статьи 2 Гражданского кодекса Российской Федерации, предпринимательская деятельность направлена на систематическое получение прибыли. Получение прибыли является одним из критериев обоснованности затрат. Как следует из представленного в материалы дела отчета о прибылях и убытках общества, в отчетном периоде им была получена чистая прибыль. Таким образом, общество подтвердило, что в результате понесенных им затрат была получена экономическая выгода, и целью этих затрат было получение дохода.
В соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 319 Таможенного кодекса Российской Федерации, налогоплательщик обязан уплатить таможенные пошлины с момента пересечения таможенной границы.
Таким образом, уплата таможенных пошлин и сборов является обязанностью налогоплательщика, что также подтверждает обоснованность, экономическую оправданность и объективную необходимость указанных расходов.
В связи с изложенным, доводы налогового органа о том, что таможенные пошлины, взимаемые таможенными органами с повышающим коэффициентом, не являются расходами, соответствующими статье 252 Налогового кодекса Российской Федерации, т.е. не являются экономически обоснованными, несостоятельны.
Суд апелляционной инстанции оставил решение суда первой инстанции без изменения.
Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены решения суда первой и постановления суда апелляционной инстанций.

6. Проценты, выплачиваемые комиссионером по кредитному договору, заключенному для обеспечения исполнения договора комиссии, относятся к внереализационным расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль.
А41-К2-568/08 от 22.10.2008г. (Чалбышева И.В., Кузнецов А.М., Макаровская Э.П.)
Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения налогового органа о привлечении к налоговой ответственности за неполную уплату налога на прибыль.
По мнению налогового органа, общество (комиссионер) неправомерно отнесло к внереализационным расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль, проценты по кредитному договору, заключенному для обеспечения исполнения договора комиссии.
Поскольку кредитный договор был заключен для исполнения обществом (комиссионером) своих обязательств по договору комиссии, согласно которому общество действовало от своего имени, но за счет комитента, расходы по уплате процентов за пользование кредитом являются расходами комитента.
Суд первой инстанции удовлетворил заявленные обществом требования.
Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для отмены решения суда первой инстанции.
В соответствии с пунктом 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов. Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные налогоплательщиком.
Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.
Налоговый орган не представил доказательств, опровергающих то, что во исполнение договора комиссии обществом были израсходованы средства в пределах суммы полученной от комитента, а на остальные платежи, в т.ч. для взаиморасчетов с контрагентами по другим договорам — в пределах суммы имеющихся собственных и заемных средств.
Получение кредита экономически оправдано тем, что при недостаточности денежных средств, выделенных комитентом для исполнения договора комиссии, обществу необходимо было привлечь дополнительные денежные средства для того, чтобы исполнить принятые на себя по договору комиссии обязательства, а учитывая наличие в этом договоре условия о вознаграждении общества (комиссионера), затраты последнего на уплату процентов по кредитному договору являются экономически оправданными.
Таким образом, отнесение обществом уплаченных процентов по кредитному договору к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль, является обоснованным. Данные расходы в соответствии с подпунктом 2 пункта 1 статьи 265 Налогового кодекса Российской федерации являются внереализационными.
Суд апелляционной инстанции оставил решение суда первой инстанции без изменения.
Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены решения суда первой и постановления суда апелляционной инстанций.

7. В случае, если налогоплательщик реализует товар как комиссионер, полученная от реализации сумма не является доходом, увеличивающим налоговую базу по налогу на прибыль.
А41-К2-12698/07 от 29.07.2008г. (Мордкина Л.М., Кузнецов А.М., Чалбышева И.В.)
Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения налогового органа о привлечении к налоговой ответственности за неполную уплату налога на прибыль.
Основанием для привлечения общества (комиссионера) к налоговой ответственности послужило то, что им во исполнение договора купли-продажи была произведена отгрузка товара на экспорт, при этом полученная за отгруженный товар сумма не была включена в налоговую базу по налогу на прибыль.
Налоговый орган пришел к выводу, что общество является экспортером, а не комиссионером на основании того, что таможенному органу не представлены документы, что общество является комиссионером, кроме того, комитентом не отражена операция по реализации товара на экспорт в налоговой и бухгалтерской отчетности.
Суд первой инстанции удовлетворил заявленные обществом требования.
Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для отмены решения суда первой инстанции.
В соответствии с пунктом 1 статьи 249 Налогового кодекса Российской Федерации в целях главы 25 «Налог на прибыль» доходом признается выручка от реализации товаров (работ, услуг) как собственного производства, так и ранее приобретенных, выручка от реализации имущественных прав.
Частью 1 статьи 990 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что по договору комиссии одна сторона (комиссионер) обязуется по поручению другой стороны (комитента) за вознаграждение совершить одну или несколько сделок от своего имени, но за счет комитента.
Согласно части 1 статьи 996 Гражданского кодекса Российской Федерации вещи, поступившие к комиссионеру от комитента либо приобретенные комиссионером за счет комитента, являются собственностью последнего.
Право собственности комитента перешло напрямую к контрагенту на основании внешнеторгового контракта, заключенного обществом (комиссионером) в рамках договора комиссии.
Учитывая представленные обществом (комиссионером) в налоговый орган и в материалы дела копии договора комиссии, счет-фактуру на комиссионные услуги, фактическое получение комиссионного вознаграждения, включение комиссионного вознаграждения в состав доходов для исчисления налога на прибыль, отражение комиссионного вознаграждения в бухгалтерской и налоговой отчетности общества, у суда не имеется оснований полагать, что общество реализовывало товар, принадлежащий ему праве собственности.
Доводы налогового органа о том, обществом (комиссионером) не представлены таможенному органу документы, что оно является комиссионером, неотражение комитентом операции по реализации товара в налоговой и бухгалтерской отчетности, не являются основанием для включения обществом (комиссионером) в налоговую базу для исчисления налога на прибыль операции по реализации товара в рамках договора комиссии.
Комиссионер не несет ответственности за исчисление налоговой базы и уплату налогов комитентом.
Таким образом, основания для включения экспортной выручки от реализации товара в налоговую базу по налогу на прибыль отсутствуют, оспариваемое решение налогового органа является незаконным.
Суд апелляционной инстанции оставил решение суда первой инстанции без изменения.
Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены решения суда первой и постановления суда апелляционной инстанций.

8. Налоговое законодательство не содержит запрет на включение в затраты, уменьшающие налоговую базу по налогу на прибыль, процентов по полученным кредитам в случае предоставления налогоплательщиком займов другим организациям.
А41-К2-8862/07 от 23.01.2008г. (Мордкина Л.М., Иванова Н.В., Чалбышева И.В.)
Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения налогового органа о привлечении к налоговой ответственности за неполную уплату налога на прибыль.
По мнению налогового органа, спорная сумма процентов за пользование кредитом не подлежит включению во внереализационные расходы, как экономически необоснованная и не направленная на получение доходов, поскольку обществом полученная сумма кредита частично предоставлена в заем третьему лицу.
Суд первой инстанции удовлетворил заявленные обществом требования.
Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для отмены решения суда первой инстанции.
В соответствии с подпунктом 2 пункта 1 статьи 265 Налогового кодекса Российской Федерации в состав внереализационных расходов, не связанных с производством и реализацией продукции, включаются расходы в виде процентов по долговым обязательствам любого вида.
В Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 04.06.2007г. №320-О-П указано, что налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата.
В силу принципа свободы экономической деятельности (статья 8, часть 1 Конституции Российской Федерации) налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность. По смыслу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 24.02.2004г. №3-П, судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов. Следовательно, нормы пункта 1 статьи 252 НК РФ не допускают их произвольного применения, поскольку требуют установления объективной связи понесенных налогоплательщиком расходов с направленностью его деятельности на получение прибыли, причем бремя доказывания необоснованности расходов налогоплательщика возлагается на налоговые органы.
Налоговым органом не представлены в материалы дела доказательства несоблюдения обществом условий отнесения процентов по долговым обязательствам к расходам, предусмотренным статьей 269 Налогового кодекса Российской Федерации.
Поскольку налоговое законодательство не содержит запрета для включения в затраты процентов по полученным кредитам в случае предоставления налогоплательщиком займов другим организациям, основания для признания процентов за пользование кредитом экономически неоправданными и не соответствующими положениям Главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации отсутствуют.
Суд апелляционной инстанции оставил решение суда первой инстанции без изменения.
В суд кассационной инстанции судебные акты по данному делу не обжаловались.

9. Доходы от продажи векселей являются заемными средствами и не подлежат включению с состав доходов при определении налоговой базы по налогу на прибыль.
А41-11855/08 от 23.12.2008г. (Чалбышева И.В., Александров Д.Д., Мордкина Л.М.)
Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения налогового органа о привлечении к налоговой ответственности за неполную уплату налога на прибыль.
По мнению налогового органа, основанием для привлечения общества к ответственности явилось неправомерное занижение обществом налоговой базы по налогу на прибыль вследствие не отнесения к доходам денежных средств, полученных от передачи покупателю простых векселей.
Суд первой инстанции удовлетворил заявленные обществом требования.
Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для отмены решения суда первой инстанции.
В силу подпункта 10 пункта 1 статьи 251 Налогового кодекса Российской Федерации при определении налоговой базы по налогу на прибыль не учитываются доходы в виде средств или иного имущества, которые получены по договорам кредита или займа (иных аналогичных средств или иного имущества независимо от формы оформления заимствований, включая ценные бумаги по долговым обязательствам), а также средств или иного имущества, которые получены в счет погашения таких заимствований.
Согласно статье 815 Гражданского кодекса Российской Федерации вексель удостоверяет ничем не обусловленное обязательство векселедателя (простой вексель) либо иного указанного в векселе плательщика (переводной вексель) выплатить по наступлению предусмотренного векселем срока полученные взаймы денежные суммы. Таким образом, выдача векселя удостоверяет наличие между сторонами обязательств, вытекающих из договора займа.
Форма передачи обществом векселей своему контрагенту (путем заключения договоров купли-продажи) и получения денежных средств не имеет существенного значения для целей определения содержания взаимоотношения сторон.
В данном случае правоотношения сторон представляли собой выдачу обществом долговых расписок, оформленных векселями, содержащими ничем не обусловленное обязательство уплатить определенную сумму, и встречное получение от контрагента денежных средств. В результате выдачи векселей у общества появилось обязательство по наступлении срока выплатить определенную векселями сумму законному векселедержателю (как первому векселедержателю) или иным лицам. Несмотря на то, что выдача собственных векселей (не участвовавших ранее в обороте) первому держателю сопровождалась оформлением договора купли-продажи, это не изменило содержание операции займа, поэтому общество правомерно в соответствии с подпунктом 10 пункта 1 статьи 251 Налогового кодекса Российской Федерации не учитывало в целях налогообложения налогом на прибыль, полученные по этим операциям денежные средства.
Кроме того, в материалы дела представлены платежные поручения, подтверждающие погашение векселей путем перечисления соответствующих денежных сумм.
Суд апелляционной инстанции оставил решение суда первой инстанции без изменения.
Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены решения суда первой и постановления суда апелляционной инстанций.

10. Выплаты вознаграждений членам совета директоров общества включаются в состав расходов, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль, если совет директоров сформирован в установленном законом порядке, а правоотношения оформлены трудовыми договорами.
А41-К2-16523/08 от 19.02.2008г. (Мордкина Л.М., Кузнецов А.М., Чалбышева И.В.)
Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения налогового органа о привлечении к налоговой ответственности за неполную уплату налога на прибыль.
По мнению налогового органа, основанием для привлечения общества к ответственности явилось неправомерное отнесение к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль, выплаты вознаграждений членам совета директоров общества.
В соответствии с пунктом 21 статьи 270 Налогового кодекса Российской Федерации, в целях налогообложения прибыли не учитываются расходы в виде расходов на любые виды вознаграждений, предоставляемых руководству или работникам помимо вознаграждений, выплачиваемых на основании трудовых договоров. В компетенцию совета директоров входит решение вопросов общего руководства деятельностью общества, что не может квалифицироваться, как управление организацией.
Суд первой инстанции удовлетворил заявленные обществом требования.
Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для отмены решения суда первой инстанции.
В соответствии подпунктом 18 пункта 1 статьи 264 Налогового кодекса Российской Федерации к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся расходы налогоплательщика на управление организацией или отдельными ее подразделениями, а также расходы на приобретение услуг по управлению организацией или ее отдельными подразделениями.
Согласно статье 103 Гражданского кодекса Российской Федерации в акционерном обществе в качестве органа управления может создаваться совет директоров (наблюдательный совет).
Уставом общества предусмотрено создание и функционирование Совета директоров, к компетенции которого относится осуществление общего руководства деятельностью общества. В период исполнения своих обязанностей членам Совета директоров общества может выплачиваться вознаграждение и компенсироваться расходы, связанные с исполнением ими функций членов Совета директоров общества. Размеры таких вознаграждений и компенсаций устанавливаются решением общего собрания акционеров.
Данное положение Устава в полной мере соответствует пункту 2 статьи 64 Федерального закона «Об акционерных обществах».
Из материалов дела следует, что на внеочередном общем собрании акционеров общества утверждено Положение о Совете директоров, в котором отражено, что в период исполнения своих обязанностей членам Совета директоров общества может выплачиваться вознаграждение и компенсироваться расходы, связанные с исполнением ими функций членов Совета директоров общества. Размеры таких вознаграждений и компенсаций устанавливаются решением общего собрания акционеров. Вознаграждения члену Совета директоров общества могут выплачиваться на основании трудового или гражданско-правового договора.
Из вышеуказанного следует, что выплата вознаграждения членам Совета директоров общества осуществлялась на основании Устава и Положения о Совете директоров общества в соответствии с решениями общего собрания акционеров.
Довод налогового органа о том, что обществом необоснованно включены в состав расходов, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль, выплаты вознаграждений членам совета директоров акционерного общества, несостоятелен, поскольку Совет директоров общества сформирован в соответствии с требованиями Федерального закона «Об акционерных обществах», он наделен полномочиями по управлению общества и вознаграждения его членам выплачиваются на основании решений общих собраний акционеров общества. Кроме того, обществом заключены трудовые договоры с членами Совета директоров.
Таким образом, расходы общества на выплату вознаграждений членам Совета директоров являются экономически оправданными и документально подтвержденными.
Суд апелляционной инстанции оставил решение суда первой инстанции без изменения.
Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены решения суда первой и постановления суда апелляционной инстанций.

11. Взимание жилищно-строительным кооперативом денежных сумм с членов кооператива за техническое обслуживание дома не является предпринимательской деятельностью и не порождает обязанности по предоставлению налоговой декларации по налогу на прибыль.
А41-К2-13442/07 от 02.04.2008г. (Мордкина Л.М., Александров Д.Д., Макаровская Э.П.)
Потребительское общество жилищно-строительный кооператив (далее — кооператив) обратился в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным решения налогового органа о привлечении к налоговой ответственности за непредставление налоговой декларации по налогу на прибыль.
Суд первой инстанции удовлетворил заявленные обществом требования.
Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для отмены решения суда первой инстанции.
Согласно статье 116 Гражданского кодекса Российской Федерации потребительским кооперативом признается добровольное объединение граждан и юридических лиц на основе членства с целью удовлетворения материальных и иных потребностей участников, осуществляемое путем объединения его членами имущественных паевых взносов.
В соответствии со статьей 110 Жилищного кодекса Российской Федерации жилищным или жилищно-строительным кооперативом признается добровольное объединение граждан и (или) юридических лиц на основе членства в целях удовлетворения потребностей граждан в жилье, а также управления жилыми и нежилыми помещениями в кооперативном доме. Члены жилищно-строительного кооператива своими средствами участвуют в строительстве, реконструкции и последующем содержании многоквартирного дома.
Исходя из смысла общих норм гражданского и жилищного права, жилищно-строительные кооперативы являются потребительскими кооперативами, то есть некоммерческими организациями. Осуществлять предпринимательскую деятельность некоммерческая организация может лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых она создана, то есть основной целью такой организации не может служить извлечение прибыли и распределение получаемой прибыли между ее членами.
В соответствии с Уставом кооператива, основная цель его деятельности — обеспечение членов кооператива жильем путем строительства жилых домов и последующая их эксплуатация. Средства кооператива состоят, в том числе, из взносов на содержание и эксплуатацию домов.
Суммы, взимаемые кооперативом со своих членов за техническое обслуживание, фактически являются членскими взносами, направленными на управление, эксплуатацию, текущий и капитальный ремонт жилого фонда.
Деятельность по оказанию кооперативом услуг членам кооператива не может расцениваться, как предпринимательская деятельность, поскольку не соответствует признакам предпринимательской деятельности.
Согласно общим нормам Гражданского кодекса Российской Федерации, некоммерческие организации не имеют права на извлечение прибыли в качестве цели своей деятельности.
Таким образом, кооператив не является плательщиком налога на прибыль и не несет обязанности по представлению налоговой декларации по налогу на прибыль.
Суд апелляционной инстанции оставил решение суда первой инстанции без изменения.
В суд кассационной инстанции судебные акты по данному делу не обжаловались.

12. Выплаты в общество взаимного страхования являются целевыми взносами членов общества и не могут быть рассмотрены как доходы, увеличивающие налоговую базу по налогу на прибыль.
А41-К2-3855/07 от 05.05.2008г. (Чалбышева И.В., Александров Д.Д., Мордкина Л.М.)
Общество взаимного страхования (далее — общество) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным решения налогового органа в части доначисления к уплате в бюджет налога на прибыль.
Доначисление налоговых платежей обусловлено тем, что сумма полученных обществом взносов от своих членов является доходом общества.
Суд первой инстанции удовлетворил заявленные обществом требования.
Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для отмены решения суда первой инстанции.
Уставом общества предусмотрено, что оно создано на основании статьи 968 Гражданского кодекса Российской Федерации с исключительной целью обеспечения на некоммерческой основе страховой защиты своих членов путем взаимного страхования.
Получение обществом взносов от своих членов осуществлено в соответствии с предусмотренной Уставом основной деятельностью общества — деятельностью по взаимному страхованию своих членов. Указанные взносы являлись целевыми поступлениями от членов общества для осуществления обществом некоммерческой деятельности по взаимному страхованию своих членов.
В соответствии с пунктом 2 статьи 251 Налогового кодекса Российской Федерации при определении налоговой базы по налогу на прибыль не учитываются целевые поступление некоммерческой организации в виде взносов от её членов на содержание и осуществление организацией уставной деятельности.
Таким образом, налоговый орган, принимая оспариваемое решение, не учел требований пункта 2 статьи 251 Налогового кодекса Российской Федерации, включив в налоговую базу по налогу на прибыль целевые поступления от членов некоммерческой организации в рамках осуществления основной деятельности общества.
Т.е. фактически налоговый орган счел деятельность общества деятельностью по реализации страховых услуг. Однако подпункт 3 пункта 3 статьи 39 Налогового кодекса Российской Федерации предусматривает, что не признается реализацией товаров, работ или услуг передача основных средств, нематериальных активов и (или) иного имущества некоммерческим организациям на осуществление основной уставной деятельности, не связанной с предпринимательской деятельностью.
Получение обществом взносов от своих членов на осуществление уставной деятельности некоммерческой организации не являлось для общества реализацией страховых услуг и не приводило к появлению у него налоговой базы по налогу на прибыль.
Налоговый орган необоснованно посчитал доходом от реализации обществом страховых услуг сумму взносов, полученных обществом от своих членов.
Суд апелляционной инстанции оставил решение суда первой инстанции без изменения.
Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены решения суда первой и постановления суда апелляционной инстанций.

10aas.arbitr.ru