Статистика преступлений в сфере экономики

Центр Кудрина: статистика экономпреступлений не отражает реальное давление на бизнес

Дискуссии о силовом давлении на бизнес и о ситуации с экономической преступностью в стране часто опираются на неверно трактуемые статистические данные. К такому заключению пришли авторы доклада «Структура и основные черты экономических преступлений в России», подготовленного Институтом проблем правоприменения при Европейском университете в Петербурге совместно с Центром стратегических разработок Алексея Кудрина.

Экономическое преступление ≠ предпринимательское

В основу исследования легли сведения, полученные за 2013–2016 годы. Так, авторы документа использовали деперсонализированные данные, собранные «на основе сведений из статистических карточек о выявленных преступлениях и результатах расследования, аккумулированных информцентрами территориальных органов МВД». Кроме того, изучалась информация, публикуемая на сайтах МВД и Суддепартамента при Верховном суде, а также предоставленные Суддепом данные о подсудимых, чьи дела рассмотрели в 2009–2013 годах в судах первой инстанции.

При этом правоохранительные и судебные органы часто приводят сильно отличающиеся данные о количестве экономических преступлений, отмечают авторы доклада. По их мнению, это связано с неоднозначностью самой категории таких преступлений. В научной и публицистической литературе экономическими называют преступления в сфере экономики или в сфере экономической деятельности, преступления экономической направленности, а также преступления, совершенные предпринимателями, или же в сфере предпринимательской деятельности и подобные. Самые узкие определения причисляют к экономическим исключительно преступления, совершенные бизнесменами, руководителями и должностными лицами организаций.

Неправильно делать выводы о практике преследования предпринимателей, основываясь лишь на статистике экономических преступлений, подчеркивают исследователи. Число обвиняемых по экономпреступлениям ежегодно составляет примерно 35 000–38 000 человек, из которых далеко не все обладают статусом топ-менеджера или бизнесмена, следует из доклада. К примеру, анализ статистики за 2014 год демонстрирует, что руководители компаний и предприниматели составляли лишь 5000–6000 человек от общего количества обвиняемых в экономических преступлениях. «Очевидно, что далеко не все факты уголовного преследования являются следствием давления на бизнес. В то же время стоит учитывать, что лицо может не попадать в эту графу из-за отсутствия формального статуса руководителя или владельца бизнеса (но фактически речь будет идти о давлении на бизнес)», – говорится в докладе.

Обвиняемых вдвое меньше, чем расследованных экономпреступлений

Согласно официальной статистике МВД, число выявленных преступлений экономической направленности сократилось с 141 229 в 2013 году до 108 754 в 2016-м. Заметный спад количества экономических преступлений произошел в 2014 году. Затем, до 2016 года, в статистических данных по выявленным экономпреступлениям не было значимых изменений. Аналогичная картина наблюдается относительно количества расследованных преступлений. Иная тенденция вырисовывается при анализе количества обвиняемых в преступлениях экономической направленности, чьи дела передали в суд (см. инфографику). Число обвиняемых остается почти статичным на протяжении всего периода (в 2014 году снижение лишь на 8%). В 2016 году правоохранители расследовали дела об экономических преступлениях в отношении 36 882 лиц, тогда как расследованных преступлений было 67 191. Таким образом, в прошлом году и ранее число обвиняемых по этой категории преступлений было вдвое меньше количества расследованных преступлений (исключение составляет 2013 год, когда эта разница была еще больше).

Кроме общего числа выявленных и расследованных преступлений, из материалов МВД можно отследить динамику налоговых и коррупционных преступлений, имеющих экономическую направленность (см. инфографику). Коррупционные, в отличие от налоговых, повторяют динамику общей категории преступлений экономической направленности. То есть число выявленных и расследованных коррупционных преступлений заметно сократилось в 2014 году по сравнению с 2013-м, при этом количество налоговых осталось почти неизменным.

Обвиняемые с предпринимательским статусом и размеры ущерба по их делам

Авторы исследования отдельно приводят данные о доле предпринимательских преступлений и размере ущерба от них среди всех преступлений экономической направленности. Исследователи проанализировали сведения за 2014 год, поскольку, согласно статистике МВД, разница в количестве преступлений экономической направленности в 2014–2016 годах была небольшая.

Процент преступлений с обвиняемыми, среди которых хотя бы один был предпринимателем или топ-менеджером, среди всех расследованных в 2014 году преступлений не превышала 3,5%: 1,5% – топ-менеджеры, 2% – бизнесмены (см. таблицу). «Предпринимательскими» были 30,3% преступлений экономической направленности (18,1% из них приходятся на топ-менеджеров, 12,2% – на бизнесменов). По экономическим делам, расследованным в 2014 году, почти в трети случаев обвиняемыми были либо топ-менеджеры, либо бизнесмены. Так, в 2014 году среди обвиняемых хотя бы один имел статус предпринимателя или топ-менеджера по 23 298 преступлениям экономической направленности.

Размеры ущерба от экономпреступлений сильно варьируются в зависимости от социально-экономического статуса обвиняемых. Зачастую ущерб больше, если преступление совершил бизнесмен либо топ-менеджер, признают исследователи. В 25% экономических преступлений, по которым обвиняемым проходили предприниматели, размер ущерба был меньше 119 000 руб., в половине случаев – меньше 650 000 руб., в 75% преступлений не превышал 2,75 млн руб. Когда же в экономическом преступлении обвинялся топ-менеджер, размер ущерба в 25% случаев не превышал 12 000 руб., в 50% случаев – 90 000, в 75% – 968 000 руб.

Небольшие размеры ущерба по преступлениям исследователи связывают с тем, что в одном уголовном деле обвиняемому может вменяться ряд взаимосвязанных преступлений, общий размер ущерба которых значительно превышает показатели, указанные выше. Чтобы оценить, насколько это объяснение справедливо, исследователи подсчитали долю преступлений, чей порядковый номер в уголовном деле был вторым или более (см. таблицу).

Официальная статистика не показатель давления на бизнес

Авторы доклада приходят к выводу, что ежегодное количество выявляемых и расследуемых экономических преступлений в пересчете на лица значительно ниже, чем зачастую озвучивается в публичных дискуссиях. Число обвиняемых в по экономическим делам ежегодно приблизительно составляет 35 000 человек, из которых далеко не все имеют статус топ-менеджера или бизнесмена. В 2014 году руководители и предприниматели обвинялись в 30–35% экономических преступлений, примерно такой же показатель характерен и для 2015–2016 годов.

Результаты исследования также говорят о том, что существующая статистика правоохранительных и судебных органов не позволяет судить об уровне давления на бизнес и иллюстрирует больше активность и характер работы самих правоохранительных органов. Для изучения проблемы вмешательства государства в бизнес-сферу требуется более подробный и детальный анализ, чем тот, который можно провести на основе официальной статистики, заключают исследователи.

pravo.ru

В России за экономические преступления ежегодно судят 35 тыс. человек

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Количество обвиняемых в совершении экономических преступлений в России ежегодно составляет 35-38 тыс. человек. Это в несколько раз меньше числа экономических преступлений, о выявлении которых каждый год отчитывается МВД.

Эти выводы содержатся в докладе «Структура и основные черты экономических преступления в России», который подготовила сотрудник института проблем правоприменения Европейского университета в Санкт-Петербурге Ирина Четверикова.

Согласно докладу, обвиняемых обычно в два-три раза меньше, чем число преступлений, отраженных в статистике МВД.

Четверикова изучила данные статистических карточек о выявленных преступлениях и результатах расследования, а также данные, публикуемые МВД и судебного департамента Верховного суда России.

Официальная статистика МВД показывает, что количество выявленных экономических преступлений снизилось с 141,2 тыс. в 2013 году до 108,7 тыс. в 2016 году.

Не все дела доводятся до конца. Количество расследованных преступлений, согласно этой статистике, снизилось с 105,6 тыс. в 2013 году до 67,1 тыс. в 2016 году.

«Количество обвиняемых в совершении экономических преступлений приблизительно равно 35-38 тыс. человек ежегодно, а еще исключить коррупционные — то еще меньше», — сказано в исследовании.

Число обвиняемых почти совпадает с числом тех, кто предстал перед судом по экономическим делам. Их количество за последние годы сократилось незначительно — с 38,4 тысяч до 36,9 тысяч.

Четверикова обнаружила и такую закономерность: подозреваемый устанавливается чаще по делам, где размер ущерба не установлен. И чаще всего по таким делам нет реального потерпевшего.

Если по делу есть потерпевший, а ущерб зафиксирован, то подозреваемого обычно не удается найти. По таким делам также как правило намного выше размер ущерба.

Кого судят

Судят не только бизнесменов. В статусе обвиняемых на досудебной стадии в 2013-2016 годах находились только 5-6 тыс. предпринимателей и топ-менеджеров, оценивает автор исследования.

Остальные — рангом ниже: лица без определенных занятий, рядовые работники компаний, сотрудники бюджетных организаций.

Отдельно выявить факты давления на бизнес или оценить масштабы этого давления по официальной статистике достаточно сложно, поясняет эксперт. Тем более, обвиняемый может не иметь формального статуса руководителя или владельца бизнеса, хотя и является им.

Эксперт при этом отмечает, что у официальной статистики есть недостатки, а сотрудники МВД могли манипулировать информацией при заполнении карточек и отчетов.

Коррупционных преступлений стало меньше

За последние три года заметно снизилось и количество зафиксированных коррупционных преступлений, которые относятся к числу экономических. В 2013 году их было выявлено 41,5 тыс., а расследовано чуть более 40 тыс. В 2016 году было выявлено 27 тыс., а расследовано — 24,6 тыс.

Стало больше выявляться налоговых преступлений. Их число выросло с почти 6,9 тыс. в 2013 году до 9,2 тыс. в 2016 году. При этом в прошлом году из них было расследовано меньше половины — всего 4 тыс.

За последние три года сократилось число выявленных случаев мошенничества, присвоений, нарушений авторских прав и других преступлений.

Снижение числа преступлений Четверикова связывает с изменением учетной политики МВД.

При этом число обвиняемых по этим делам (см. график) остается относительно стабильным. Например, по коррупционным делам ежегодно в суд передаются дела 12-13 тыс. человек.

www.bbc.com

ПРОБЛЕМА ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПРЕСТУПНОСТИ В РОССИИ В КОНТЕКСТЕ СТАНОВЛЕНИЯ ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА

Прядкина Вера Алексеевна

Ефремова Елена Алексеевна

студент 4 курса, кафедра ММиМЭ ОГУ, РФ, г. Оренбург

Во времена Античности и в эпоху Средневековья идеи и проблемы создания правового государства волновали прогрессивных мыслителей. На современном этапе данная проблема остается не менее актуальной для изучения.

Главным фактором для становления правового государства является борьба с преступностью, при этом важно бороться со всеми проявлениями преступности. Однако борьба с некоторыми ее видами имеет решающее значение для становления и развития правового государства, в частности, с криминальной экономической деятельностью.

Существуют различные формы незаконной экономической деятельности: от преступлений наемного работника и индивидуального предпринимателя до транснациональных преступных организаций. Современное состояние общества и экономики страны, перспективу их развития в значительной мере определяют криминогенные факторы.

Большой вклад в их исследование внесен правовой наукой, которая активно занимается исследованием проблемы преступности в экономической сфере. Нельзя не упомянуть ряд учёных, внесших свой вклад: С.Т. Гаврилов, А.В. Корчагина, Э.Ф. Побегайло, В.В. Колесникова, В.В. Лунеева.

Выше перечисленное обосновывает актуальность выбранной темы.

Экономическая преступность — это совокупность групп преступлений, основанных на причинении вреда ох­раняемым законом экономическим интересам всего обще­ства и граждан вследствие совершения хищений, хозяй­ственных и корыстных должностных преступлений [5, с. 7].

Определяют состояние и тенденцию экономической преступности следующие обстоятельства:

1. Государство не участвует в течение длительного времени в публичном правовом регулировании отношений в сфере экономики в условиях формирования рынка.

2. Экономическо-правовой нигилизм в обществе.

3. Правоохранительные и контролирующие органы работают не эффективно в сфере экономических отношений.

4. Экономическая неграмотность населения и хозяйствующих субъектов.

5. Государство не в состоянии сформировать социально ориентированную и цивилизованную рыночную систему.

6. Деятельность криминального мира в сфере экономики, преследующего свои собственные специфические интересы и цели.

7. Население и хозяйствующие субъекты не подготовлены к законопослушной деятельности в условиях становления рынка.

Мотивы, побуждающие заниматься противоправной дея­тельностью в сфере экономики, могут быть следующие: пренебреже­ние интересами других людей в угоду личным амбициям, корысть, стремление приблизиться к западным стандартам потребле­ния, занять высокое положение в обществе, к устойчивому материальному благополучию, облада­нию престижными и дорогостоящими вещами,

В СССР самыми серьезными преступлениями экономической направленности были хищение социалистической собственности, коррупция и незаконные валютные операции, которые могли повлечь за собой смертную казнь.

В первой половине 90-х годов граждане России ощутили на себе, сколь велик может быть ущерб от мошенничества, связанного с инвестициями и созданием «пирамид» [1, с. 37].

При переходе к рынку новые правила по предпринимательству, включая возможность учреждать компании с ограниченной ответственностью, открыли широкую дорогу мошенничеству и другим видам экономических преступлений среди «белых воротничков» в рамках экономики «рыночного типа» [1, с. 37]. Преступность стала высокодоходным бизнесом. По оценкам, в 1994 г. в России общий годовой доход от экономических преступлений составил 38,4 трлн. руб. [1, с. 37].

Рассмотрим общую характеристику экономической преступности по итогам 2013 года (рисунок 1). По данным Генеральной прокуратуры РФ за 2013 год в России было выявлено 141,2 тыс. преступлений экономической направленности, что на 14,56 % меньше, чем в прошлом году [6]. Таким образом, наблюдается устойчивое снижение экономической преступности.

Рисунок 1. Динамика экономической преступности в 2010—2013 годах

Структура экономической преступности по данным МВД РФ в 2013 году представлена на рисунке 2.

Рисунок 2. Структура экономической преступности в 2013 году

Наиболее распространенным видом экономических правонарушений стали преступления коррупционной направленности — 41,5 тыс. случаев, доля которых в общей структуре экономической преступности составила 42 %. Мошенничество, на которое приходится 25 % выявленных экономических преступлений, или 34,7 тыс. случаев, оказались на втором месте [7]. На третьем месте — фальшивомонетничества (16,8 тыс. или 12 %) [7].

Рисунок 3. Экономические преступления по сферам деятельности

Что касается экономической преступности по сферам деятельности (рисунок 3), то наиболее распространенными остаются преступления, связанные с финансово-кредитной системой (28 % от общего числа преступлений) [7]. На втором месте правонарушения, связанные с потребительским рынком (17 %), на третьем — с недвижимостью (6 %) [7]. Реже всего в минувшем году правоохранительные органы фиксировали преступления в сфере внешнеэкономической деятельности — всего 0,9 %. Однако именно преступления в сфере ВЭД чаще всего — в 73 % случаев — совершались в крупном размере или влекли значительный ущерб [7].

На рисунке 4 представлены доли тяжких и особо тяжких преступлений, а также преступлений, совершенных в крупном, особо крупном размере или повлекших значительный ущерб. Оба показателя в 2013 году увеличились, хоть и незначительно. Таким образом, продолжился тренд предыдущих лет, иллюстрирующий, что снижение количества преступлений не означает уменьшения их размаха [7].

Рисунок 4. Динамика тяжких преступлений, а также преступлений, совершенных в крупном размере

Рисунок 5. Доля преступлений, совершенных в крупном, особо крупном размере или повлекших значительный ущерб

На рисунке 5 представлены доли преступлений, совершенных в крупном, особо крупном размере или повлекших значительный ущерб. Близкий к стопроцентному результат показали нарушения при банкротствах, авторских и смежных прав (99,4 %) и незаконное предпринимательство (99,5 %) [7].Зато в течение 2013 года не было выявлено ни одного крупного коммерческого подкупа и практически не было зафиксировано крупных случаев фальшивомонетничества — всего 0,2 %.

Таким образом, проблема преодоления криминальной экономической деятельности является одной из ключевых проблем становления правового государства. С целью противодействия расширению влияния преступности экономической направленности требуются решительные действия, четко скоординированные всеми контролирующими и правоохранительными органами.

1.Кисунько Г.А. Проблемы экономической преступности в России // Проблемы теории и практики управления. — 1997. — № 1. — С. 36—40.

2.Кудрявцев В.Н. Генезис преступления. Опыт криминологического моделирования: учеб. пособие. М.: Форум, 1998. — 216 c.

3.Лунеев В.В. Преступность XX века. Мировой криминологический анализ // Государство и право. М., 1997. № 7.

4.Лунеев В.В. Тенденции преступности: мировые, региональные, российские // Государство и право. 1993. № 5.

5.Нафиев С.Х., Хамидуллина Г.Р. Экономические преступления. Судебно-бухгалтерская экспертиза как метод предупреждения экономической пре­ступности: учеб. пособие. М.: Экзамен, 2003. — 192 с.

sibac.info

Экономическая преступность сегодня

Сколько финансовых пирамид действует в России?

Пять схем мошенничества с недвижимостью

Статистика экономической преступности за 2014 год (по данным МВД РФ)

Основное изменение в учете преступлений, произошедшее в минувшем году, – это включение в состав России Крымского федерального округа (КФО). Поэтому в итоговой сводке МВД общее количество преступлений дается в двух вариантах – с учетом Крыма и без него. А вот динамика преступности рассчитывается только по одной колонке – по России в ее старых границах.

Вместе с тем, так как вклад Крыма в экономическую преступность России, по расчетам ЭПС, составляет менее 0,5% (в том числе и потому, что полуостров входил в состав РФ менее целого года), редакция не видит смысла проводить анализ для двух групп данных отдельно. В данном случае для нас важнее не столько рассчитать точные цифры, сколько выявить тенденции, и при данные при анализе все равно как правило округляются. С другой стороны, имеющиеся цифры позволяют нам определить некоторые особенности именно крымской экономической преступности, о чем также речь пойдет ниже.

Общая характеристика экономической преступности по итогам 2014 года

В минувшем году, согласно официальным данным МВД РФ, экономическая преступность в России продолжила снижаться. Всего зарегистрировано более 107 тыс. преступлений, что на 24% ниже, чем в позапрошлом году. При этом общее снижение преступности, по данным МВД, составило лишь 1,8%, то есть экономическая преступность продолжила снижение опережающими темпами. Снижается число преступлений почти по всем категориям, за исключением отмывания денег (рост на 33%) контрабанды (+7,2%) и взяточничества (+2,5%).

Рис. 1. Динамика общего числа зарегистрированных экономических преступлений в 2007-2014-м годах

Наиболее распространенными экономическими преступлениями в России остаются преступления коррупционной направленности (более 30 тыс. зафиксированных преступлений, или почти 28% от всех выявленных правонарушений). На втором месте по-прежнему мошенничества (почти 21 тыс. преступлений, или около 20%). На третьем месте остаются фальшивомонетничества, но, что интересно, в этом году их количество выросло на 21,5% и вплотную приблизилось к числу мошенничеств – 20,5 тыс. При этом доля фальшивомонетничеств, совершенных в крупном размере, по сравнению с прошлым годом упала на 9,5%. Любопытно, что в Крыму этот вид преступлений фиксируется относительно чаще, чем в остальной части РФ – там на долю подделки денег и ценных бумаг приходится 22,36% всех зарегистрированных преступлений, тогда как в остальной части России лишь 19%.

На четвертом месте присвоение и растрата – более 9,2 тыс. преступлений. Как в КФО, так и в остальной части России частота совершения этого правонарушения одинаковая – примерно 8,5% от числа всех зарегистрированных преступлений.

На пятом месте с почти десятикратным отрывом – нарушение авторских и смежных прав, по данному составу в минувшем году было возбуждено более 2 тыс. уголовных дел. Интересно, что в Крымском федеральном округе не зарегистрировано ни одного такого преступления.

Рис. 2. Структура экономической преступности по итогам 2014 года

Статистика тяжких и особо тяжких экономических преступлений, а также преступлений, совершенных в крупном или особо крупном размере

Хотя общая статистика совершения тяжких и особо тяжких преступлений, а также тех, которые были совершены в крупном размере или повлекли значительный ущерб, также демонстрирует явно выраженную тенденцию к снижению, сравнение их удельного веса в общем объеме преступности дает интересные результаты. Так, хотя количество тяжких и особо тяжких преступлений снизилось на 19,8%, их доля в 2014-м году составила 61%, а в 2013-м – только 57,8%.

То же справедливо в отношении преступлений, совершенных в крупном размере или причинивших значительный ущерб. В абсолютных цифрах их число снизилось почти на 15%, но если в позапрошлом году на их долю приходилось 21,2% всех преступлений, то в 2014-м – уже 23,7%. Таким образом, можно сказать, что, несмотря на снижение преступности, есть тенденция к тому, что она становится более серьезной.

Рис. 3. Доля тяжких и особо тяжких преступлений, а также преступлений, совершенных в крупном размере или повлекших значительный ущерб, в общем объеме экономической преступности

Рис. 4. Доля преступлений, совершенных в крупном, особо крупном размере или повлекших значительный ущерб

Экономические преступления по видам и сферам

По сравнению с 2013-м годом доля преступлений против собственности снизилась (33,5% против 39,5%), зато удельный вес преступлений в сфере экономической деятельности вырос (24,8% против 19,4%). Относительно позапрошлого года реже стали преступления в сфере потребительского рынка (11% против 16,9%, при этом в абсолютных цифрах количество этих преступлений снизилось более чем вдвое), при этом доли преступлений, совершенных в сфере финансово-кредитной системы, внешнеэкономической деятельности и операций с недвижимостью изменились незначительно.

Рис. 5. Экономические преступления по сферам деятельности, абсолютные значения

Рис. 6. Экономические преступления по сферам деятельности, удельный вес в общем объеме экономической преступности

Специфика экономической преступности в Крымском федеральном округе

Очевидно, что абсолютные цифры для анализа экономической преступности в Крыму недостаточно информативны – полуостров относится к российской юрисдикции менее года. Но анализ структуры выявленных преступлений и их пропорциональное отношение к среднероссийским показателям может показаться любопытным.

Так, расчеты ЭПС показали, что в КФО относительно чаще, чем в среднем по РФ, регистрируются тяжкие и особо тяжкие экономические преступления: если в России на них приходится 61% всей зафиксированной преступности, то в Крыму – почти 64%. А вот преступлений против собственности, наоборот, на полуострове совершается меньше – 26,29% против 33,5% в среднем по РФ.

Сравнительно чаще в Крыму фиксируются преступления против интересов госслужбы и местного самоуправления. Например, взяточничество там составляет почти 17% всех зафиксированных преступлений (в среднем по России – около 11%), а посредничество во взяточничестве – почти 2,5%, тогда как в среднем по РФ всего 0,4%.

Что касается сфер экономической преступности, то в Крыму чаще, чем в среднем по РФ, совершают преступления в сфере потребительского рынка (13,25% против 11%), но зато значительно реже встречаются правонарушения в финансово-кредитной системе (примерно 21% против 29%).

Статистика выявления и расследования преступлений экономической направленности

Около 90% совершенных экономических преступлений выявляются сотрудниками МВД. Это немного ниже, чем в 2013-м году (92%). Зато в минувшем году доля преступлений, выявленных таможенными органами, возросла вдвое, хотя по-прежнему осталась незначительной – 0,8% преступлений против 0,4% в 2013-м. Вероятнее всего, это связано с ростом числа зафиксированных случаев контрабанды.

econcrime.ru

Статистика преступлений в сфере экономики

Количество зарегистрированных преступлений в 2016 г. снизилось почти на 10% – с 2,4 млн до 2,2 млн, сообщила Генпрокуратура. Это самое значительное снижение уровня преступности за последние пять лет, отмечает надзорное ведомство, для сравнения: в 2015 г. число преступлений возросло на 9%, а на протяжении нескольких предшествующих лет преступность в среднем снижалась на 4,5% в год.

Такое резкое снижение в прокуратуре объясняют произошедшей в 2016 г. декриминализацией ряда уголовных составов, поэтому самое заметное снижение показателей произошло после вступления новых норм в силу в августе. Теперь человек, впервые совершивший преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобожден от уголовной ответственности, в итоге количество зарегистрированных преступлений этой категории снизилось на 9%. Кроме того, увеличена сумма неуплаченных налогов, которая считается основанием для уголовного преследования, что привело к снижению количества экономических преступлений на 3,3% (с 112 445 до 108 754). Но сохранилась и характерная для последних пяти лет положительная динамика по уменьшению числа тяжких и особо тяжких преступлений, подсчитали в Генпрокуратуре. На 9% меньше зарегистрировано убийств и покушений на них, а также фактов умышленного причинения тяжкого вреда здоровью.

Судебная статистика такой спад не подтверждает: согласно основным статистическим показателям работы судов общей юрисдикции за 2016 г. число рассмотренных ими дел увеличилось на 0,5%. Научный руководитель Института проблем правоприменения Вадим Волков говорит, что данные криминальной статистики вообще сложно рассматривать как достоверные: система завязана на показатель раскрываемости, поэтому учет сообщений о преступлениях стал объектом многочисленных манипуляций. Многие дела скрываются от учета – по крайней мере до тех пор, пока не появится годный подозреваемый. Более достоверны данные о тяжких преступлениях – трупы труднее спрятать, хотя убийство можно зарегистрировать как тяжкие телесные повреждения, повлекшие смерть. Ну а преступность в общественных местах всегда должна сокращаться. Более адекватную картину происходящего сейчас могут дать социологические опросы, уверен Волков. Проведенный в декабре 2016 г. ВШЭ в интересах ЦСР всероссийский опрос населения показал высокий уровень латентности криминальных проявлений. Так, только 60% пострадавших от побоев россиян сообщали об этом в полицию, о карманных кражах заявлял лишь каждый второй, а о кражах вещей из машин полиция узнавала в 40% случаев.

www.vedomosti.ru