Ситуационная экспертиза это

Специфика ситуационной экспертизы

Ситуационная экспертиза позволяет рассматривать ситуации — иными словами, совокупность фактов, данных и утверждений, — которые характеризуют определенное состояние исследуемого объекта. Специалист в данной области решает следующие задачи: определение и оценка взаимосвязей (преимущественно причинно-следственных) между конкретными фактами и определенными ситуациями; дача прогнозов развития объекта в разнообразных случаях; разработка рекомендаций по предполагаемым действиям в данных ситуациях. Ситуационная экспертиза является достаточно сложной, и в ней применимы как прямые, так и косвенные методы. Вынесение экспертного заключения возможно по представленным материалам дела. Однако полноценное производство ситуационной экспертизы возможно при осмотре места происшествия и объектов исследования.

Ситуационная экспертиза может быть разрешена в рамках комплексной экспертизы. Напомним, что комплексной считается такая судебная экспертиза, производством которой занимаются эксперты разных специальностей (врачи, криминалисты, психологи и т.д.). В подобной ситуации все эксперты, которым поручены экспертизы по конкретному делу, сначала встречаются на координационном совещании и определяют оптимальную последовательность своих действий по изучению объекта. При этом они учитывают необходимость сохранения информации на каждом из этапов производства ситуационной экспертизы. Итогом их деятельности является экспертное заключение, в котором описывается, какие исследования и в каком объеме провел каждый независимый эксперт. Также заключение содержит информацию о том, какие факты установили конкретные эксперты и к каким выводам пришли.

В качестве объектов ситуационной экспертизы в последнее время выступают не только предметы обстановки места происшествия, но и другие вещественные доказательства. Применение этого вида экспертизы приобрело актуальность в судебно-медицинской практике. Данная экспертиза помогает провести ситуационный анализ механогенеза телесных повреждений, подтвердить или исключить их возникновение в результате конкретных, четко выявленных или проверяемых следствием условий.

Ситуационная экспертиза является одним из наиболее трудоемких и сложных видов медико-криминалистических исследований. Чтобы достичь положительного результата и обеспечить достоверность выводов, до решения главной задачи (реконструкции событий) нужно предварительно решить целый ряд классификационных, диагностических и идентификационных задач. Чтобы максимально точно восстановить вариант произошедших событий либо описать динамику нанесения телесных повреждений, эксперт должен иметь в наличи достаточную базу данных и необходимый инструментарий. Объективно зафиксированные данные, которые отражают динамику развития событий (протокол осмотра места происшествия, следственного эксперимента по моделированию обстоятельств и условий причинения повреждений, фототаблица, видеоматериалы и т.п.), помогают эксперту оценить ситуацию. Также эксперт должен обладать полноценными сведениями о повреждениях (их точной локализации, количестве, характере и индивидуальных особенностях). Наиболее часто ситуационные экспертизы проводятся в случаях со смертельным исходом. Однако в списке объектов ситуационных исследований числятся как трупы, так и живые лица.

Заключение, выданное специалистом после проведения ситуационной экспертизы, может существенно повлиять на исход дела и решение суда. Также ситуационная экспертиза позволяет выявить подробности преступления и служит наиболее объективному осуществлению правосудия.

sudexpa.ru

Назначение и порядок проведения ситуационной экспертизы

Отдел криминалистики прокуратуры Хабаровского края, (нач. — Н.Н. Третьяк)

Назначение и порядок проведения ситуационной экспертизы / Третьяк Н.Н., Пысина Г.А. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2002. — №5. — С. 13-15.

библиографическое описание:
Назначение и порядок проведения ситуационной экспертизы / Третьяк Н.Н., Пысина Г.А. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2002. — №5. — С. 13-15.

код для вставки на форум:

С середины 60-х годов в криминалистической литературе появился термин «ситуалогическая экспертиза». В некоторых экспертных учреждениях системы здравоохранения такая экспертиза именуется ситуационной. Ситуационная экспертиза, по существу является экспертизой вещественных доказательств, которая назначается по материалам уголовного дела после проведения соответствующего следственного эксперимента. Она является одним из способов проверки показаний участников процесса: обвиняемых, подозреваемых, свидетелей ил и потерпевших.

Ситуация — совокупность обстоятельств, положение, обстановка в динамике. Применительно к экспертной (судебно-медицинской и криминалистической ) практике под ситуацией следует понимать совокупность: свойств травмирующего предмета, механизма причинения травмы и условий окружающей среды в момент образования повреждений. Схема изложенного такова: ситуация — повреждение. Под «повреждением» в судебной медицине понимают нарушение анатомической целостности и физиологической функции организма человека, возникшее в результате внешнего повреждающего воздействия. Выделяются четыре группы внешних травмирующих факторов:

  • — физические: механический, термический, электрический, барометрический, радиационный;
  • — химические: кислоты, щелочи и прочь;
  • — биологические: возбудители заболеваний и продукты их жизнедеятельности;
  • — психические.
  • Задачами ситуационной экспертизы являются:

    1. Исследовать ситуацию по объектам и следам (повреждениям);
    2. Установить свойства повреждающих факторов, механизм происшествия и его элементы.
    3. Объектами исследования данной экспертизы являются сложные многокомпонентные материалы и события происшествия. Следствие представляет эксперту ситуацию (ее версии) и вещественные доказательства с повреждениями (следами). В результате изучения последних экспертом формируется объективный вывод о ситуации (свойствах предмета, механизма и условиях), которая сопоставляется с предлагаемой следствием и делается заключение о возможности или невозможности формирования всех повреждений (следов) при каждой версии.

      При формулировании экспертного вывода о ситуации существует три категории моделей: могло быть; не могло быть; должно было бы быть.

      Возвращаясь к схеме ситуация — повреждение, следует отметить, что не только ситуация предопределяет особенности возникновения следов (повреждений), но и имеется обратно направленная объективная возможность путем изучения следов (повреждений) высказаться об особенностях ситуации (свойствах травмирующего предмета, механизмах и условиях травмы — следообразовании). Использование данной закономерности способствует более точному решению вопросов в рамках ситуационной экспертизы.

      Алгоритм формирования выводов при ситуационной экспертизе складывается следующим образом: формирование ситуаций (версий) — прогнозирование и экспериментальное получение повреждений — сопоставление прогнозируемых и реальных повреждений — статистический (корреляционный) анализ результатов сравнения — обоснование выводов о возможности или невозможности образования повреждений при одной или нескольких соответствующих версиях.

      Особенностями ситуационной экспертизы являются:

    4. — выдвижение следственных версий, предшествующее назначению экспертизы;
    5. — как правило, повторный комиссионный (или комплексный) характер с привлечением высококвалифицированных специалистов;
    6. — направленность исследования ситуации на установление обстоятельств, подлежащих доказыванию;
    7. — главное в методике проведения — установление взаимосвязи обстоятельств и факторов;
    8. — многоэтапность и многозвенность;
    9. — моделирование и эксперимент как важные составные части экспертного исследования;
    10. — организация в ходе экспертизы следственного эксперимента с участием эксперта (в качестве эксперта);
    11. — необходимость повторного исследования (изучения) места происшествия (для экспертной оценки, а не для фиксации);
    12. — использование математической статистики для оценки результатов исследований, уровня значимости полученных выводов и повышения доказательственной силы экспертных выводов.
    13. При организации и проведении ситуационной экспертизы перед органами следствия стоят следующие задачи:

    14. Тщательно сформировать варианты ситуаций (версий). Здесь необходимо учесть в первую очередь все версии случившегося, которые выдвигаются обвиняемым (подозреваемым). Не должны оставаться без внимания версии случившегося, о которых сообщают следствию потерпевшие и свидетели. Определенного внимание заслуживает версия, которая сформировалась у органов следствия при осмотре места происшествия и исследовании других доказательств по делу. Кроме этого, следователь по возможности должен предвидеть защитительную версию обвиняемого в суде о механизме и условиях образования повреждений и предупредить ее появление своевременным исследованием в рамках указанной экспертизы.
    15. Предоставить экспертам максимально полные и полноценные следственные материалы. В распоряжение экспертов, которым назначается проведение ситуационной экспертизы должны быть представлены все материалы уголовного дела и в первую очередь: протокол осмотра места происшествия, протоколы допросов очевидцев случившегося, показания обвиняемого и потерпевшего, заключение судебно-медицинской, биологической и других экспертиз. Особое внимание следователь должен уделить вопросам допустимости доказательств, которые представляются эксперту на исследование, так как опороченное тем или иным образом доказательство, положенное в основу экспертных исследований, автоматически повлечет за собой признание заключения эксперта недопустимым. Это значит, что при допросе, например, не должны нарушаться требования Конституции в отношении лиц, не обязанных свидетельствовать против себя и своих близких, осмотр места происшествия в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства не может проводиться без участия понятых и т.п.
    16. При необходимости организовать проведение комплекса необходимых специальных исследований в различных учреждениях.
    17. Провести необходимые следственные эксперименты с участием эксперта на месте происшествия. Если проводится проверки версии кого-либо из участников процесса, то к участию в следственном эксперименте привлекается данное конкретное лицо. Желательно при проведении такого следственного действия и отработке различных ситуаций применять видеозапись или фотосъемку. Последнее способствует, во-первых, более полному и объективному экспертному исследованию, во-вторых, исключает возможность отказа участника процесса от своих показаний при проведении следственного эксперимента и исследовании конкретных, только им предложенных, версий причинения повреждения, а в случае отказа — способствует принятию судом объективного, обоснованного решения.

    В рамках ГУЗ БСМЭ департамента здравоохранения Хабаровского края экспертами-криминалистами проводятся ситуационные экспертизы по материалам уголовного дела и после проведения с участием эксперта следственных экспериментов по предлагаемым органами следствия версиям.

    Таким образом, согласно представленным методикам БСМЭ ситуационная экспертиза, проведенная в рамках данного Бюро, позволяет:

  • Определить позиции нападавшего, осуществить моделирование позы потерпевшего, и его взаиморасположения с нападавшим с учетом предметов обстановки, показаний свидетелей.
  • Осуществить моделирование процесса наезда на пешехода, выявить соответствующих повреждений на теле и деформаций кузова, др. деталей автомобиля, определить позы и направления движения пешехода, скорость транспортного средства и т.д.
  • похожие материалы в каталогах

    похожие статьи

    Визуализация реконструкции криминального события методом 3D-моделирования / Леонова Е.Н., Шакирьянова Ю.П., Леонов С.В., Мосоян А.С., Пиголкин Ю.И. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2018. — №1. — С. 52-54.

    Возможности создания трехмерных виртуальных копий объектов и последующая экспертная работа с ними / Шакирьянова Ю.П., Леонов С.В., Пинчук П.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2017. — №16. — С. 93-96.

    Современные и перспективные методы визирования и моделирования при реконструкции обстоятельств происшествия / Леонов С.В., Пинчук П.В., Крупин К.Н., Шакирьянова Ю.П. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2016. — №15. — С. 134-146.

    www.forens-med.ru

    Возможности и пределы компетенции эксперта при проведении медико-криминалистических ситуационных экспертиз живых лиц

    Publication in electronic media: 20.03.2011 under http://journal.forens-lit.ru/node/221
    Publication in print media: Актуальные вопросы теории и практики судебно-медицинской экспертизы, Красноярск 2007 Вып. 5

    А. Б. Гребеньков, Н. В. Занин, 3. М. Лунёва, А. А. Теньков

    ГУЗ «БСМЭ» комитета здравоохранения Курской области, кафедра судебной медицины ГОУ ВПО «КГМУ», г. Курск

    В последнее время суды и органы следствия, особенно следователи прокуратуры, всё чаще и чаще назначают судебно-медицинские ситуационные (ситуалогические) экспертизы для оценки различных вариантов следственных ситуаций, сопровождающихся нанесением телесных повреждений, изложенных в версиях показаний потерпевших, обвиняемых и свидетелей. При этом лицо, назначающее такую экспертизу, как правило, имеет весьма смутное представление как о сути самой ситуационной экспертизы, сложности её проведения, так и о её возможностях. Это приводит, по нашему мнению, к возникновению большого числа необоснованных постановлений и определений, затягиванию сроков расследования и судебного рассмотрения уголовных дел.

    Понятие «криминалистическая ситуационная экспертиза» было сформулировано Г. Л. Грановским (1977). Первоначально считалось, что объектом таких экспертиз является исследуемое событие, а непосредственным объектом — отражающая эти событие обстановка места происшествия. В зависимости от экспертных задач ситуационная экспертиза рассматривала последствия события, отобразившиеся в следах исследуемой обстановки, в различных его аспектах: время события, место, структуру и стадии течения, установление лиц, участвующих по нему, связей между действиями лица и наступившими последствиями и др. (Виндберг А. И., Малаховская Н. Т., 1979).

    В дальнейшем ситуационная (ситуалогическая) экспертиза была признана большинством авторов (наряду с идентификационными, диагностическими и классификационными) одним из основных видов криминалистических экспертиз, границы её применения расширились. В качестве объекта экспертного исследования стали выступать не только предметы обстановки места происшествия, но и иные вещественные доказательства. Стал применяться этот вид экспертиз и в судебно-медицинской практике для ситуационной оценки механогенеза телесных повреждений, в тех случаях, когда необходимо подтвердить или исключить их происхождение в результате определенных, четко выявленных или проверяемых следствием условий происшествия (Гедыгушев И. А., 1994).

    Инструкцией по организации и производству экспертных исследований в бюро судебно-медицинской экспертизы (Приказ МЗ РФ № 161 от 24.04.2003) исследования по реконструкции событий (ситуационные) отнесены к медико-криминалистическим.

    Наиболее часто они проводятся в смертельных случаях, так как для обоснованного ответа о механизме травмы требуется тщательное исследование повреждений судебно-медицинским экспертом при вскрытии трупа, а также предварительное проведение медико-криминалистических экспертиз объектов (кожи, костей) с повреждениями, криминалистических (трассологических, автотехнических) экспертиз предметов одежды, транспортных средств, орудий нанесения повреждений и др. Однако, в списке объектов ситуационных исследований, приведенном в п. 8.6.1. вышеназванной Инструкции, содержатся и живые лица. Таким образом, допускается возможность проведения экспертного анализа ситуации и в тех случаях, когда пострадавшие остаются в живых. Безусловно, при этом в распоряжении экспертов оказывается менее прочная фактическая база для объективного анализа, поскольку, как правило, потерпевшие до осмотра судебно-медицинским экспертом подвергаются оперативному вмешательству, повреждения трансформируются (заживают), а записи лечащих врачей в медицинской документации в большинстве случаев, к сожалению, оставляют желать лучшего.

    Не вызывает сомнения то, что ситуационная экспертиза является одним из наиболее сложных и трудоёмких видов медико-криминалистических экспертиз. Для достижения положительного результата и обеспечения достоверности выводов, до решения основной задачи (реконструкции событий) на основе экспериментально-сравнительного метода, необходимо предварительное решение целого ряда диагностических, классификационных и идентификационных задач. Для установления наиболее вероятного варианта событий, либо подлинной динамики причинения телесных повреждений, в распоряжении эксперта должны иметься как объективно зафиксированные данные о ситуации, отражающих динамику развития событий (протоколы осмотра места происшествия, следственных экспериментов по моделированию обстоятельств и условий причинения повреждений, фототаблицы, видеоматериалы и т.п.), так и полноценные сведения о повреждениях (их количестве, точной локализации, характере и индивидуальных особенностях). То есть, следствием должна быть установлена и зафиксирована система отличительных свойств предполагаемой ситуации, а судебно-медицинскими экспертами путём проведения экспертных исследований повреждений установлена система их групповых или индивидуальных свойств, позволяющих провести идентификацию травмирующего предмета или отнести его к определённой классификационной группе, а также определить этапы и особенности механогенеза.

    Только сравнительный анализ конкретных отличительных свойств рассматриваемой ситуации и комплекса отличительных свойств обнаруженных повреждений и особенностей их механогенеза может позволить решить основную задачу ситуационной экспертизы — сделать вывод о возможности или невозможности образования телесных повреждений при определённых условиях.

    Анализ ситуационных экспертиз в отношении живых лиц, назначенных правоохранительными органами Курской области, показывает, что в подавляющем большинстве случаев фактическая основа для решения экспертных задач либо отсутствует, либо недостаточна для обоснованного ответа на поставленные вопросы.

    Это связано, с одной стороны, с низким качеством исходной информации о повреждениях, а с другой стороны с тем, что нередко ни в исследуемой ситуации, ни в имеющихся повреждениях и механизме их формирования нет системы особых свойств или признаков, отличающих их от других ситуаций и механизмов причинения повреждений.

    Как показывает практика, зачастую «мода» на ситуационные экспертизы приводит к их необоснованному назначению в очевидных случаях, которые не требуют экспертного исследования и могут быть разрешены без участия лица, обладающего специальными медицинскими знаниями. Так, например, очевидно, что нанесение в ситуации стандартного бытового конфликта в результате удара кулаком повреждения в виде кровоподтёка в области глазницы не требует назначения ситуационной экспертизы для ответа на вопрос: «Могли ли быть получены телесные повреждения при обстоятельствах, указанных потерпевшим — при ударе кулаком по лицу?». Для ответа на такой вопрос вообще не нужно ни медицинского образования, ни проведения экспертных исследований. Он может быть успешно разрешён непосредственно лицом, назначающим такую экспертизу на основе элементарного здравого смысла и обычного бытового опыта, без участия судебно-медицинского эксперта, который на основе своих специальных знаний должен только установить соответствие травмирующего объекта определенным характеристикам и отнести его к классификационной группе — твёрдым тупым предметам. Более того, попытка судебно-медицинского эксперта (или специалиста в области судебной медицины) ответить на вышеприведённый вопрос будет являться выходом за пределы его профессиональной компетенции.

    Таким образом, хотя в ряде случаев, при наличии объективной информации об отличительных свойствах повреждения (качественного описания врачами или судебно-медицинским экспертом локализации, характера раны, особенностей раневого канала, предоставлении рентгенограмм, позволяющих установить биомеханику перелома и др.) и особенностях следственной ситуации, проведение ситуационной экспертизы позволяет решить поставленную экспертную задачу, однако, при не соблюдении названных условий судебно-медицинский эксперт должен воздержаться от ответа на вопрос от возможности или невозможности формирования конкретных повреждений в конкретной ситуации, пользуясь правом, данным ему положениями ст. 56 УПК РФ.

    journal.forens-lit.ru

    Автономная некоммерческая организация

    Центр медико-криминалистических исследований

    ул. Велозаводская, д. 4, офис 415/2

    Написать нам

    You are here:

    • Главная
    • Ситуационная экспертиза
    • Secondary Sidebar

      Ситуационная экспертиза

      В криминалистической литературе до настоящего времени нет единого мнения о месте ситуационной судебной экспертизы в сложившейся классификации, ее праве на самостоятельное существование.

      В последнее время органы следствия всё чаще назначают судебно- медицинские ситуационные экспертизы для оценки различных вариантов следственных ситуаций, сопровождающихся нанесением телесных повреждений, изложенных в версиях показаний потерпевших, обвиняемых и свидетелей.

      При этом практика показывает, что лицо, назначающее такую экспертизу, как правило, имеет весьма смутное представление как о сути самой ситуационной экспертизы, сложности её проведения, так и её возможностях.

      Несмотря на то, что понятие ситуационная экспертиза используется в юриспруденции, криминалистике и судебной медицине уже достаточно давно, оно до сих пор не имеет чётко определенного содержания. Суммируя мнения разных авторов, наиболее полным можно признать следующее определение: Ситуационная экспертиза — это экспертное исследование ситуации, т.е. совокупности следов и объектов, составляющих обстановку, причинно связанную с расследуемым событием, фактов, влияющих на событие происшествия, лицом (лицами), обладающими специальными познаниями, направленное на ретроспективную реконструкцию ситуации (события) преступления в целом или отдельных его элементов по вещноследовой обстановке на месте происшествия.

      Ситуационная экспертиза, по существу, является исследованием вещественных доказательств, которое, проводится по материалам уголовного дела после соответствующих следственных действий, выступая одним из способов проверки показаний участников процесса: обвиняемых, подозреваемых, свидетелей или потерпевших

      В основе определения «ситуационная (ситуалогическая) экспертиза» лежит понятие «ситуация». Термин «ситуация» (в переводе с лат. положение) означает сочетание условий и обстоятельств, создающих определенную обстановку, положение.

      Применительно к экспертной (судебно-медицинской и криминалистической) практике под ситуацией следует понимать комплекс свойств травмирующих предметов, причинивших повреждения, механизмов образования каждого из повреждений и травмы в целом, а также условий окружающей среды, имевших место в момент образования повреждений свойств травмирующего предмета

      Основная цель ситуационной экспертизы — не реконструкция истинного развития событий, а подтверждение или исключение версий, касающихся события происшествия путём установления его механизма в целом или отдельных его элементов, ответ на вопрос о возможности или невозможности образования тех или иных следов либо возникновения тех или иных фактов, требующих медицинской оценки в конкретно предлагаемых обстоятельствах

      Согласно п. 85.7. «Порядка организации и производства судебно- медицинских экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Российской Федерации», конкретными объектами судебно- медицинских исследований по реконструкции событий (ситуационных исследований) являются:

    • материалы уголовных дел, оконченные судебно-медицинские, криминалистические (автотехнические, трасологические, баллистические и др.) и комплексные экспертные исследования;
    • материалы следственных и экспертных экспериментов, выполненных в период проведения ситуационных экспертиз;
    • объекты ранее проведенных экспертных исследований (предметы одежды участников событий, транспортные средства, орудия нанесения повреждений, огнестрельное оружие, предметы обстановки места происшествия и т.д.), а также их образцы, копии и объективные модели;
    • живые лица — фактические участники изучаемых событий и статисты, привлекаемые для реконструкции обстоятельств, имеющих значение для ситуационного анализа;
    • подлинное место происшествия (помещение, участок дороги, ландшафта и т.д.) или максимально соответствующее ему по документально зафиксированным существенным параметрам и условиям имитации «место происшествия».

    Научно-методической базой для квалифицированного экспертного анализа ситуации травмы (или формирования следов) служит совокупная судебно-медицинская оценка морфологии и механизма образования повреждении (следов) на теле и одежде потерпевшего с документально зафиксированными фактами, условиями и обстоятельствами, лежащими в основе конкретной версии, выдвигаемой участниками (свидетелями) расследуемого события.

    Следствие должно сформировать систему отличительных свойств развития ситуации. Судмедэксперты же проводят экспертные исследования повреждений, устанавливают систему их свойств, идентифицируют или классифицируют травмирующий предмет, а также поэтапно определяют особенности механогенеза.

    Выводы об образовании повреждений при определённых условиях делаются только на основе сравнительного анализа особенностей рассматриваемой ситуации, установленных следствием и особенностей механогенеза повреждений, определенных судебно-медицинским экспертом.

    Только сравнительный анализ конкретных отличительных свойств рассматриваемой ситуации и комплекса отличительных свойств обнаруженных повреждений и их механогенеза может позволить решить основную задачу ситуационной экспертизы — сделать вывод о возможности (или невозможности) образования телесных повреждений при определённых заданных условиях.

    По виду ситуационная экспертиза, как правило, является дополнительной (реже повторной). Ситуационная экспертиза может быть проведена единолично одним

    экспертом, или же быть комиссионной или комплексной (если в её производстве участвуют не только эксперты медико-криминалистического отделения, но и имеющие другую специализацию)

    Возможности ситуационной экспертизы не позволяют идентифицировать ситуацию или достоверно реконструировать подлинную динамику причинения и получения телесных повреждений. Проводится лишь оценка вероятности формирования комплекса имеющихся следов (повреждений) при конкретной ситуации, указанной участником событий и зафиксированной следственными мероприятиями. Выводы по ситуации экспертом могут быть сформулированы:

    • в категорической форме — при отрицательном суждении о возможности образования повреждений: «не могло быть», «не могли образоваться»;
    • в вероятной форме — при положительном решении вопроса о возможности образовании повреждений в конкретных условиях: «могло быть», «могли образоваться»;
    • в случае если невозможно решить поставленный вопрос на основе представленных материалов — «не представляется возможным».
    • В АНО «ЦМКИ» ситуационные экспертизы проводятся д.м.н., профессором И.А.Гедыгушевым автором учебников по ситуационным экспертизам.

      О методике экспертных исследований при решении ситуационных задач в отделении медицинской криминалистики: Письмо главного судебно- медицинского эксперта МЗ РФ № 122/01-04 от 08.02.94 // Подготовлено И. А. Гедыгушевым. — М., 1994. — 24 с

      Судебно-медицинская экспертиза при реконструкции обстоятельств и условий причинения повреждений (методология и практика). / И. А. Гедыгушев; М., 1999. — 215 с

      Ситуационный анализ и диагностика конкретных обстоятельств и условий причинения травмы по судебно-медицинским объектам. Статья. Теоретические и прикладные аспекты использования специальных знаний в уголовном и гражданском судопроизводстве. Гедыгушев И.А.

      cmki.ru

      Медико — криминалистическая экспертиза

      Исследования по реконструкции событий являются медико-криминалистическими.

      Решить вопрос о возможности или невозможности формирования конкретных повреждений в конкретной ситуации, возможно только в рамках судебно-медицинской ситуационной (ситуалогической) экспертизы, для оценки различных вариантов следственных ситуаций, сопровождающихся нанесением телесных повреждений, изложенных в версиях показаний обвиняемых.

      Понятие «криминалистическая ситуационная экспертиза» было сформулировано Г. Л. Грановским (1977). В зависимости от экспертных задач ситуационная экспертиза рассматривает последствия события, отобразившиеся в следах исследуемой обстановки, в различных его аспектах: время события, место, структуру и стадии течения, установление лиц, участвующих по нему, связей между действиями лица и наступившими последствиями и др.

      Применяется этот вид экспертиз в судебно-медицинской практике для ситуационной оценки механогенеза телесных повреждений, в тех случаях, когда необходимо подтвердить или исключить их происхождение в результате определенных, четко выявленных или проверяемых следствием условий происшествия.

      Ситуационная экспертиза является одним из наиболее сложных и трудоёмких видов медико-криминалистических экспертиз.

      Для достижения положительного результата и обеспечения достоверности выводов, до решения основной задачи (реконструкции событий) на основе экспериментально-сравнительного метода, необходимо предварительное решение целого ряда диагностических, классификационных и идентификационных задач.

      Для установления наиболее вероятного варианта событий, либо подлинной динамики причинения телесных повреждений, в распоряжении эксперта должны иметься как объективно зафиксированные данные о ситуации, отражающих динамику развития событий (протоколы осмотра места происшествия, следственных экспериментов по моделированию обстоятельств и условий причинения повреждений, фототаблицы, видеоматериалы и т.п.), так и полноценные сведения о повреждениях (их количестве, точной локализации, характере и индивидуальных особенностях).

      Таким образом, при наличии информации об отличительных свойствах повреждения (описанием судебно-медицинским экспертом локализации, характера повреждений и их особенностей и др.) и особенностях следственной ситуации, проведение ситуационной экспертизы позволяет решить поставленную экспертную задачу.

      Информация, позволяющая установить существо произошедшего криминального события, выдвинуть версии и определить направления расследования, может быть получена моделированием способа действий преступника, экспериментальным анализом наступивших последствий, в том числе путем искусственного воспроизведения условий причинения повреждений и обстоятельств наступления смерти человека. Этой цели служат такие широко распространенные в арсенале современной криминалистической тактики расследования преступлений процессуальные действия, как следственный эксперимент и проверка показаний на месте.

      Согласно ст. 181 УПК, следственный эксперимент проводится в целях проверки и уточнения данных, имеющих значение для уголовного дела, путем воспроизведения действий, а также обстановки или иных обстоятельств определенного события.

      В ходе осмотра обстановка места происшествия или другие объекты и следы первоначально воспринимаются и фиксируются следователем и специалистом в неизмененном виде, такими, какими они оставались к моменту обнаружения самого преступления, то следственный эксперимент предполагает хотя бы частичное воссоздание ранее нарушенной обстановки, проведение реконструкции условий, конкретных обстоятельств преступления или действий его участников. Это необходимо иметь в виду эксперту или специалисту при планировании своего участия в этих процессуальных действиях и подготовке необходимого оборудования.

      С точки зрения методической, различия между следственным и экспертным экспериментом не менее существенны. Так, для проведения экспертного эксперимента требуется специальная экспертно-техническая база, а сам эксперимент, имея основной целью получение новых данных или дополнительной информации, является неотъемлемой составной частью проводимой по делу судебно-медицинской экспертизы, одним из многих методов исследования, или ее этапом (как правило, промежуточным).

      Экспертный эксперимент может быть пролонгирован во времени и его легче многократно воспроизвести для получения устойчивых данных. Его результаты естественно монтируются в структуру исследовательской части и выводы экспертного заключения, что, безусловно, является преимуществом перед следственным экспериментом.

      При проверке показаний на месте производиться уточнение только показаний, т. е. доказательств, полученных на допросах, очных ставках или иным вербальным способом.

      Естественно, экспертные суждения нельзя проверить путем «выхода на место», для этого требуется как минимум проведение соответствующих опытных действий (например, следственного эксперимента), а чаще производство специальных повторных исследований.

      Кроме того, в противоположность следственному эксперименту, место проведения и состав участников которого определяет следователь или суд, проверка показаний проводится всегда с участием лиц, чьи показания проверяются, и, как правило, на месте, где произошло описываемое ими событие, либо с использованием реальных объектов, фигурирующих в показаниях. При этом в ходе следственной проверки возможно проведение опытных действий, но оно ограничено — лицо, чьи показания проверяются, само воспроизводит на месте обстановку и обстоятельства расследуемого события (в том виде, как они были изложены им в ходе предварительного допроса), указывает на предметы, документы, следы, имеющие значение для уголовного дела, и демонстрирует определенные действия. В отличие от следственного эксперимента, какое-либо постороннее вмешательство в ход проверки показаний недопустимо.

      Во всех подобных случаях следственный эксперимент или проверка показаний проводятся путем реконструкции обстановки места расследуемого события, времени и других обстоятельств и условий его совершения, а также воспроизведения действий его участников. Это дает возможность следствию объективно оценить влияние конкретных обстоятельств, фактов и условий на ход и результаты преступных действий.

      Нередко при расследовании преступлений против личности и производстве по таким делам судебно-медицинской экспертизы возникают сложные проблемные ситуации, связанные с появлением у следователя или эксперта каких-либо фактов, которые не укладываются в уже имеющуюся систему доказательств, или которые по разным причинам не удается достоверно объяснить и оценить имеющимися методами и средствами.

      В ходе следственного эксперимента можно получить экспериментальные образцы, уточнить предполагаемое расстояние и другие условия т. е. исходные данные для последующих сравнительных исследований. Следственный эксперимент обычно производится в виде натурных опытов, в реальной или максимально к ней приближенной обстановке и чаще с привлечением непосредственных участников расследуемого преступления, а орудия преступления в целях безопасности заменяют их аналогами или макетами.

      С судебно-медицинской точки зрения структуру анализируемой ситуации образуют те фактические данные, которые содержат любую (оперативную, следственную или экспертную) информацию о следующих ее оставляющих о свойствах повреждающего фактора использованных преступником орудиях, предметах, веществах и других материальных явлениях и процессах; о механизме образования повреждений; о состоянии и изменениях в организме потерпевшего — состояние здоровья, наличие и характер предшествующих заболеваний, травм, пороков развития, особых физиологических состояний, а также характер и последовательность нарушения функций в результате данной травмы; о внешних условиях действия повреждающего фактора — время (давность) повреждений, материальная обстановка места происшествия, природные и техногенные факторы.

      Методика изучения экспертом (специалистом) расследуемой ситуации существенно не отличается от методики анализа любой другой системы, образованной разнообразными переменными факторами. Она состоит в разложении анализируемой ситуации на составляющие ее элементы, определении значения каждого элемента (фактора), проведении моделирования на основе комбинации этих факторов с целью поиска такого их соотношения, которое было бы максимально адекватным ранее достоверно установленным данным.

      Следственный эксперимент завершается суждением специалиста (эксперта) и последующим выводом следователя о том, насколько достоверны проверяемые версии, и возможно ли распространить новые, полученные в эксперименте данные на реальную ситуацию преступления.

      Например, при проведении следственного эксперимента по реконструкции обстоятельств получения потерпевшим колото-резаного ранения обычно данные о соотношении роста нападавшего и жертвы составляют исходные данные для решения вопроса о механизме травмы и о возможности «самонатыкания» на нож.

      Если имеются сомнения в достоверности показаний об обстоятельствах получения им ранения, то в эксперименте с участием статистов иногда можно ориентировочно прогнозировать рост преступника (на основе сопоставления показаний потерпевшего о взаимном расположении участников преступления, положении орудия травмы в руках нападавшего и способе причинения повреждения с объективными данными о локализации, направлении раневого канала). Здесь рост преступника будет уже иметь значение целевой функции следственного эксперимента.

      Типичной следственно-экспертной ситуацией является проверка версии о возможности так называемого «самонатыкания» на нож. Как правило, повреждения при этом причиняются в непосредственном близком контакте потерпевшего и нападавшего, и решающее значение в экспертной оценке имеет поэтапное воспроизведение ситуации в обстановке реального места происшествия. Потерпевшему или обвиняемому предлагают принять позу, соответствующую проверяемой версии, и продемонстрировать положение орудия (взять макет орудия в ту руку, в которой оно находилось в момент причинения повреждения, или придать ему иное положение).

      Фотографируя или снимая на видеопленку, фиксируют пространственную ориентацию травмирующей части орудия — острия, лезвия и обуха клинканожа или иного предмета относительно травмируемой части тела в динамике. Отмечают взаиморасположение потерпевшего и нападавшего между собой и относительно предметов окружающей обстановки, изменения этих показателей в динамике в зависимости от конкретной версии, фиксируют действия потерпевшего по самозащите и отражению нападения. Одновременно сопоставляют полученные данные с результатами исследования трупа (освидетельствования) и опытным путем добиваются построения такой модели ситуации, которая в наибольшей степени соответствовала бы достоверно установленным фактическим данным.

      В эксперименте можно проследить и объективно зафиксировать на видеопленку траекторию движения руки, в которой находилось орудие, направление вектора действующей силы, точку ее приложения. Это дает возможность ориентировочно судить о возможном направлении раневого канала, о примерной силе удара, позволяет установить, совпадает ли расположение раны на теле пострадавшего, локализация ее лезвийного и обушкового концов и направление раневого канала, установленные экспертным путем, тем обстоятельствам, которые демонстрируют участники следственного эксперимента. Полученные данные о механизме и условиях образования повреждений иллюстрируют на схемах.

      При составлении схем рекомендуется использовать векторографический анализ (Гедыгушев И. А.,1999). В дальнейшем результаты эксперимента могут использоваться для оптимизации сравнительно-экспериментального исследования орудий травмы.

      При оценке результатов необходимо учитывать, что получаемая в ходе эксперимента информация далеко не всегда является достаточной для окончательного, а иногда и для вероятностного суждения специалиста о возможности «самонатыкания», поскольку в следственном эксперименте нельзя учесть многие важные факторы и объективные параметры расследуемой ситуации. Не поддаются объективному учету некоторые конструктивные особенности орудия (например, степень выраженности острия), не всегда совпадают количество слоев одежды и плотность ее материала, свойства поврежденных тканей и органов и др.

      Пригодные для идентификации статические следы могут возникать на костной ткани в виде различных по глубине вдавленных и дырчатых переломов, а также на коже в виде ссадин-отпечатков, кровоподтеков и поверхностных ран, нанесенных тупым орудием. Идентификация в таких случаях возможна только при наличии на следообразующем предмете и в следах достаточного количества признаков строения (касающихся формы, размеров, взаиморасположения отдельных элементов, наличия дефектов и других особенностей), совокупность которых индивидуальна.

      sud-medexpert.ru