Жилин га Правосудие по гражданским делам

Правосудие по гражданским делам: актуальные вопросы: монография

Эта монография, посвященная актуальным вопросам правосудия по гражданским делам в Российской Федерации будет интересна, прежде всего, практикующим юристам, адвокатам, судьям. В книге раскрывается правовая сущность судопроизводства, его цели и задачи.Представлен подробный анализ процесса защиты гражданских прав в суде. Разъяснен порядок обращения за судебной защитой и принцип доступности правосудия по гражданским делам. Раскрываются причины совершения судебных ошибок, способы их предупреждения и исправления.

На кого рассчитана

  • Судьи;
  • Юристы;
  • Адвокаты;
  • Студенты и преподаватели юридических ВУЗов
    • Введение
    • Глава I. Правовая сущность правосудия по гражданским делам
      • § 1. О значении терминов, употребляемых при характеристике правосудия
      • § 2. Соотношение понятий «гражданский процесс» и «арбитражный процесс»
      • § 3. Понятие правосудия по гражданским делам
      • § 4. О соотношении правосудия по гражданским делам с исполнительным производством
      • Глава II. Процессуальные цели как критерий эффективности судопроизводства по гражданским делам
        • § 1. Понятие целевых установок судопроизводства по гражданским делам
        • § 2. Противоречия в законодательном регулировании целей судопроизводства по гражданским делам
        • § 3. Противоречия при отражении целей судопроизводства в современной процессуальной литературе
        • § 4. Соотношение целей судопроизводства с принципами гражданского и арбитражного процессуального права
        • § 5. Соотношение целей судопроизводства с аксиомами гражданского и арбитражного процессуального права
        • § 6. Структура гражданского и арбитражного процесса и цели их отдельных этапов
        • § 7. Процессуальные цели как критерий эффективности судопроизводства по гражданским делам
        • § 8. Процессуальные цели и эффективность судопроизводства по гражданским делам как критерии определения актуальности его проблем
        • Глава III. Право на судебную защиту и доступность правосудия по гражданским делам
          • § 1. Понятие права на судебную защиту
          • § 2. Право на судебную защиту и доступность правосудия
          • § 3. Дифференциация цивилистического процесса и доступность правосудия
            • 3.1. Специализация процессуальных норм, устанавливающих правила судопроизводства по гражданским делам
            • 3.2. Виды производств в гражданском и арбитражном процессе
            • 3.3. Сходство и различие искового производства и производства по делам, возникающим из публичных правоотношений
            • 3.4. О спорности дел особого производства
            • 3.5. Приказное производство в гражданском процессе и упрощенное производство в арбитражном процессе
            • 3.6. Производство по делам о несостоятельности (банкротстве)
            • 3.7. Производства по делам об исполнении решений государственных и третейских судов
            • 3.8. Дифференциация судов, уполномоченных на рассмотрение гражданских дел
            • § 4. Юридическая помощь как средство обеспечения доступности правосудия
            • § 5. Деятельность прокуратуры и доступность правосудия
            • § 6. Нотариат и доступность правосудия
            • § 7. Доступность правосудия и альтернативные формы защиты спорного права
            • Глава IV. Источники гражданского и арбитражного процессуального права и применение процессуальных норм
              • § 1. Понятие источников гражданского и арбитражного процессуального права
                • 1.1. Формально-юридический подход к определению источников права
                • 1.2. Содержательные и формально-юридические источники права
                • § 2. Виды источников гражданского и арбитражного процессуального права
                  • 2.1. Законодательные акты как формально-юридические источники права
                  • 2.2. Правотворческая роль судебной практики
                  • § 3. Применение норм гражданского и арбитражного процессуального права
                    • 3.1. Понятие правоприменения при реализации процессуальных норм
                    • 3.2. Роль суда при установлении фактов в процедуре применения норм процессуального права
                    • 3.3. Юридическая квалификация процессуальных отношений в правоприменительной деятельности суда
                    • 3.4. Учет системной взаимосвязи норм при юридической квалификации процессуальных отношений
                    • 3.5. Недостатки судебной практики при юридической квалификации процессуальных отношений
                    • 3.6. Судебные акты в процедуре применения норм процессуального права
                    • § 4. Конституция РФ как источник гражданского и арбитражного процессуального права
                    • § 5. Международно-правовые акты в системе источников гражданского и арбитражного процессуального права
                    • § 6. Роль Гражданского процессуального кодекса РФ и Арбитражного процессуального кодекса РФ в регулировании процессуальных отношений
                    • § 7. Решения Европейского суда по правам человека в системе источников гражданского и арбитражного процессуального права
                    • § 8. Значение решений Конституционного Суда РФ для регулирования процессуальных отношений
                    • § 9. Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ в системе источников гражданского и арбитражного процессуального права
                    • Глава V. Подведомственность и подсудность гражданских дел
                      • § 1. Содержание понятий, характеризующих институты подведомственности и подсудности
                      • § 2. Виды подведомственности
                      • § 3. Виды подсудности
                      • § 4. Разграничение компетенции между судами общей юрисдикции и арбитражными судами
                      • § 5. Разграничение компетенции между Конституционным Судом РФ и судами общей и арбитражной юрисдикции
                      • § 6. Разграничение компетенции между конституционными (уставными) судами субъектов Российской Федерации и судами общей и арбитражной юрисдикции
                      • § 7. Нарушение правил о судебной подведомственности и подсудности как основание для отмены судебных актов
                      • Глава VI. Проблема истины в судопроизводстве по гражданским делам
                        • § 1. О понятии истины в судопроизводстве
                        • § 2. Основные способы установления фактических обстоятельств дела и их соотношение с судебной истиной
                        • § 3. Судебная истина и роль суда в современном судопроизводстве по гражданским делам
                        • Глава VII. Правильное и своевременное рассмотрение и разрешение дел как условие эффективности цивилистического судебного процесса
                          • § 1. Понятие судебной ошибки в судопроизводстве по гражданским делам
                          • § 2. Своевременность защиты прав в судопроизводстве по гражданским делам
                          • § 3. Причины и условия совершения судебных ошибок
                          • § 4. Способы предупреждения и исправления судебных ошибок
                          • § 5. Обжалование судебных актов в цивилистическом процессе как средство исправления судебных ошибок
                          • § 6. Основные проблемы пересмотра судебных актов в цивилистическом процессе
                          • Заключение

                          ppt.ru

                          Жилин Г.А. Правосудие по гражданским делам — актуальные вопросы

                          Правосудие по гражданским делам: актуальные вопросы

                          Памяти моих родителей Варвары Александровны и Александра Ульяновича Жилиных посвящается

                          Современное российское судопроизводство по законодательному регулированию и практике его применения обладает многими признаками, характерными для правосудия стран с развитой демократической правовой системой. Судебная реформа, начавшаяся в конце 80-х гг. прошедшего столетия с расширения судебной подведомственности дел о защите прав *(1) и значительно ускорившая темпы реализации с принятием 12 декабря 1993 г. действующей Конституции РФ, постепенно привела к качественным позитивным изменениям. Главным их итогом стало снятие многочисленных дореформенных ограничений в реализации права обращения за судебной защитой не только в законодательстве, но и в правоприменительной практике судов. Несмотря на отдельные эксцессы, их деятельность в настоящее время ориентирована на безусловное выполнение требований ст. 46 Конституции РФ, гарантирующей право каждого на судебную защиту.

                          Снятие ограничений в реализации права на обращение за судебной защитой, а также изменения в экономической, политической и других сферах общественной жизни привели к многократному росту в судах гражданских дел, которые ранее были прерогативой исключительно судов общей юрисдикции. Однако после создания в начале 90-х гг. прошлого века на базе государственного и ведомственного арбитража системы арбитражных судов гражданские дела в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности стали рассматривать и эти суды.

                          В отличие от дел об уголовных и административных правонарушениях гражданские дела возникают в судах исключительно по инициативе самих заинтересованных лиц, и столь значительный их рост объективно, вне зависимости от результатов различных общественных опросов, свидетельствует не только об интенсификации сферы гражданского оборота с присущей ему конкуренцией интересов, но и в определенной степени о повышении доверия к судебной системе страны. Если в начале 90-х гг. прошлого века рассматривалось около 2 млн. гражданских дел, то в 2008 г. судами общей и арбитражной юрисдикции их рассмотрено почти 12 млн. Не всегда деятельность суда при рассмотрении гражданских дел удовлетворяет необходимым требованиям, но если при возникновении конфликтных ситуаций граждане и организации для их разрешения все чаще обращаются именно к помощи органа судебной власти, значит, они находят судебный порядок разрешения возникающих споров наиболее действенным. Такое упование на помощь суда как органа государственной (судебной) власти иногда является даже чрезмерным, поскольку в отличие от других высокоразвитых стран в Российской Федерации явно недостаточно задействованы альтернативные формы и способы защиты прав, в частности третейское разбирательство правовых конфликтов в сфере гражданского оборота.

                          Многократный рост количества дел в судах мог бы привести к снижению доступности судебной защиты из-за чрезмерного увеличения нагрузки на суды, однако этого не произошло, поскольку реализация судебной реформы на протяжении многих лет сопровождается увеличением штатной численности судей. Значительные средства вкладываются государством и в создание нормальных условий для работы судей, в

                          частности, в оснащение судов новейшими средствами информатизации, что существенно облегчает доступ к правовым актам, применяемым при разрешении дел, оптимизирует судопроизводство и делопроизводство за счет использования электронных способов фиксации необходимой информации.

                          После принятия действующей Конституции РФ существенно активизировалась законодательная деятельность, что также положительно сказалось на эффективности правосудия. С учетом изменившихся условий жизни общества, его действительных потребностей и интересов в надлежащем правопорядке практически полностью к настоящему времени обновилось материальное и процессуальное законодательство, применяемое судами общей юрисдикции и арбитражными судами при рассмотрении и разрешении гражданских дел. Определенным итогом обновления процессуального законодательства, направленного на оптимизацию судопроизводства по гражданским делам, стало принятие последних вариантов Гражданского процессуального кодекса РФ (далее — ГПК), введенного в действие с 1 февраля 2003 г., и Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее — АПК), введенного в действие с 1 сентября 2002 г.

                          Положительное влияние на уровень судебной защиты прав оказала ратификация Российской Федерацией в 1998 г. Конвенции о защите прав человека и основных свобод с признанием обязательной юрисдикции Европейского суда по правам человека. Прецедентная практика этого суда способствует внедрению в деятельность российских судов европейских стандартов в сфере правосудия, в основе которых лежит право на справедливое судебное разбирательство (п. 1 ст. 6 Конвенции). Интерпретация этого права Европейским судом дала значительный толчок усилиям отечественной юридической мысли по уяснению подлинного смысла соответствующих требований применительно к реалиям российского судопроизводства, что уже нашло отражение в законодательстве, судебной практике, научной литературе. Значение этого трудно переоценить, поскольку без обеспечения права на справедливое судебное разбирательство судопроизводство не вправе претендовать на роль правосудия. Несомненно, влияние решений Европейского суда по правам человека на российскую судебную систему будет возрастать по мере увеличения общего количества дел, рассмотренных в отношении Российской Федерации.

                          Несмотря на положительные изменения в российском правосудии, судебная реформа далека от завершения. С момента начала реформы сделан значительный шаг вперед, и в целом российское правосудие (иногда непоследовательно и с отступлениями от общей логики развития) движется в верном направлении. Однако пока оно еще во многом не отвечает современным требованиям. Даже сама система построения судов вызывает вопросы, что особенно наглядно проявилось в практике Европейского суда по правам человека применительно к надзорному производству в судах общей юрисдикции. Неслучайно в общественном сознании России широко распространено мнение о крайне низком уровне судебной защиты прав в нашей стране. В обществе глубоко укоренилось негативное отношение к судам и судьям, а средства массовой информации переполнены материалами, в которых состояние судебной системы представляется в весьма неблагоприятном для нее свете.

                          В какой-то степени такое отношение продиктовано особенностями национального общественного сознания, сохранившего в генетической памяти поколений историческое недоверие к суду как преимущественно карательному и ангажированному институту государственной власти, отягощенному мздоимством, крючкотворством, волокитой и многими другими грехами. Однако и нынешняя российская судебная система далека от идеала, она имеет много недостатков, без устранения которых вряд ли можно заслужить общественное доверие к судам.

                          Ситуацию усугубляет и сама специфика судопроизводства с наличием в нем противоборствующих субъектов с противоположными интересами, которая уже сама по себе приводит к тому, что приговором или решением, как правило, хотя бы одна из сторон, но недовольна. В таких условиях даже отдельные недостатки способны затмить все то хорошее, что в действительности есть в сфере правосудия. При этом следует учитывать, что правосудие настолько сложная сфера человеческой деятельности, что, к сожалению, судебные ошибки исключить нельзя.

                          Между тем надлежащая деятельность судов по осуществлению правосудия справедливо воспринимается как норма, а ошибки — как недопустимое явление. Например, ежегодно в Российской Федерации в системе судов общей и арбитражной юрисдикции вышестоящими инстанциями отменяется и изменяется чуть менее 3% решений по гражданским делам. Казалось бы, неплохие показатели, но в целом по стране это около 300 тыс. неправильно разрешенных дел. К этому следует добавить, что далеко не все судебные ошибки в силу различных причин влекут пересмотр дела вышестоящим судом, хотя каждая из них так или иначе отрицательно сказывается на репутации суда.

                          Кроме того, согласно статистическим данным около 500 тыс. гражданских дел рассмотрено судами с нарушением установленных законом процессуальных сроков. При этом следует учитывать, что в соответствии с практикой Европейского суда по правам человека при оценке соблюдения разумного срока судопроизводства учитывается общее время производства по конкретному делу, исчисляемое с момента подачи заявления в суд до исполнения судебного решения. У нас же исполнение судебных актов страдает многими изъянами, что усугубляет положение с соблюдением разумных сроков при обеспечении судебной защиты прав. Иногда гражданские дела не находят разрешения в суде по году и более, а затем существенно нарушаются и сроки исполнительного производства. Волокита при рассмотрении дела в суде и при исполнении решения, так же как и неправильное разрешение дел, грубо нарушает права и законные интересы участников судопроизводства, соответственно она наносит большой урон авторитету судебной власти.

                          Следует также признать, что многие судьи, и особенно работники аппарата судов, плохо владеют психологическими основами общения с людьми, которые вынуждены обращаться в суд в связи далеко не радостными событиями своей жизни. Невнимательное отношение к посетителям судов, непонимание их эмоционального состояния, а иногда и откровенная грубость — нередкое явление в наших судах. Это не может не вызывать справедливое возмущение в обществе, поскольку подобные факты явно не соответствуют его представлениям о правосудии, призванным обеспечить надлежащую и равную для всех защиту прав, свобод и охраняемых законом интересов.

                          Не отвечает необходимым требованиям и качество многих законодательных актов, в том числе и некоторых федеральных законов, регламентирующих судопроизводство по гражданским делам. Это также отрицательно сказывается на эффективности судопроизводства, не способствует росту авторитета суда и надлежащему осуществлению его функций. Недостатки федерального законодательства подтверждаются и практикой Конституционного Суда РФ, который нередко вынужден поправлять законодателя, признавая нормы оспоренного федерального закона противоречащими Конституции РФ или придавая им иной смысл путем конституционно-правового истолкования. К сожалению, в определенной степени это относится также к новым процессуальным кодексам, регламентирующим процедуру осуществления правосудия по гражданским делам.

                          Неслучайно в процессуальные кодексы ежегодно вносятся многочисленные поправки, что само по себе создает дополнительные трудности в

                          правоприменительной деятельности судов. Из-за несовершенства законодательства, меняющихся условий социальной жизни без законодательных поправок обойтись нельзя, но вносить их следует с необходимой осторожностью, имея в виду, что изменение устоявшегося порядка судопроизводства допустимо лишь при условии повышения в результате этого эффективности судебной процедуры.

                          Недостатки законодательного регулирования во многом могут быть скорректированы судебной практикой, поскольку суды обязаны применять при рассмотрении и разрешении дел не отдельные законодательные акты без учета их места в системе норм, а именно право как таковое. Право же как общественный феномен по своей природе всегда справедливо и направлено на обеспечение защиты прав, свобод и законных интересов. Однако в судебной практике по-прежнему сильны традиции советского позитивизма, что нередко препятствует выявлению подлинной правовой сущности применяемых законодательных норм. Не всегда надлежащим подспорьем для судов в правоприменительной деятельности является юридическая наука, которая также несет на себе отпечаток прошлых заблуждений, во многом противоречива, не всегда учитывает реальные потребности судебной практики.

                          Иными словами, правосудие по гражданским делам обременено многими проблемами институционального характера, которые снижают эффективность судебной защиты прав. Для их разрешения необходимо совершенствовать судоустройственное и судопроизводственное законодательство, а также судебную практику, улучшать организацию работы судов, совершенствовать подбор кадров, повышать квалификацию судей и работников аппарата и т.д. Не обойтись при этом и без правовой науки, которая должна предлагать адекватную теорию для разрешения существующих проблем.

                          Если судить по результатам опросов населения о том, что мешает судам эффективно защищать права граждан и организаций, главной проблемой правосудия в нашей стране является коррумпированность судей. В унисон соответствующему настрою общественного сознания нередко действуют и средства массовой информации. Например, принимает Конституционный Суд РФ Постановление от 8 декабря 2003 г. N 17-П, которым признает неконституционной ч. 9 ст. 246 УПК РФ, запрещавшую проверку вышестоящим судом законности постановления суда в случае принятия отказа прокурора от обвинения, и тут же в одной из газет появляется заметка об этом событии. В частности, она содержит такие пассажи: «. до последнего времени во время судебного заседания прокурор мог отказаться от обвинения, прекратить уголовное дело или подвести его под другую статью. К примеру, с обвинения в преднамеренном убийстве — на дело о несчастном случае. Мнение суда, следствия или пострадавшего при этом не учитывалось, а решение прокурора обжалованию не подлежало. Чтобы прекратить уголовное дело об убийстве, разбое или ограблении, достаточно было одного — договориться с прокурором (здесь и далее выделено мною.

                          — Г.Ж.). Убедить или дать взятку . Теперь подсудимым придется тратиться еще и на судью » *(2) .

                          По смыслу этой заметки судьи Конституционного Суда РФ, приняв соответствующее постановление, лишь усложнили жизнь граждан, а все прокуроры и судьи заведомые взяточники уже в силу своего должностного положения. И хотя данный пример взят из практики конституционного судопроизводства, но подобные заметки и статьи с огульным обвинением судов во всех мыслимых грехах появляются при информации о рассмотрении дел и в других видах судопроизводства. Они наносят колоссальный вред, поскольку целенаправленно внедряют в общественное сознание изначальное недоверие к российской судебной системе. Такие публикации явно направлены лишь на то, чтобы вне зависимости от действительного положения дел

                          опорочить действующие институты государственной власти, включая суд, предназначенный по Конституции РФ для защиты прав и свобод человека и гражданина посредством осуществления правосудия.

                          Сказанное не означает, что в работе судов нет недостатков, в том числе и случаев взяточничества и других злоупотреблений, но о них нужно информировать общество, опираясь на конкретные факты и добиваясь принятия по ним соответствующих мер. Возможности для этого у средств массовой информации имеются, поскольку ни один из государственных и общественных органов, отвечающих за надлежащее функционирование судебной системы, да и судейское сообщество в целом, не заинтересованы в консервации недостатков в деятельности судов.

                          Если говорить о коррупции в судах серьезно, то это очевидный антипод правосудия. Взяточничество и иная коррупционная деятельность являются разновидностью криминального поведения со всеми вытекающими из данного обстоятельства требованиями о расследовании каждого такого случая, о неотвратимости наказания и т.д. К сожалению, коррупция и иные злоупотребления со стороны судей встречаются нередко, хотя значение этого фактора в общественном сознании все же преувеличено. При осуществлении судопроизводства это проявляется

                          в заинтересованности в исходе дела, которая при всех мерах предосторожности находит отражение в поведении судьи по отношению к сторонам. Однако такая избирательность поведения судьи противоречит самой сути установленной законом процедуры рассмотрения и разрешения дела. Соответственно одним из средств противодействия коррупции в судопроизводстве является оптимизация судебной процедуры, направленная на предотвращение случаев нарушения принципов равноправия и состязательности сторон, на более полное выявление таких нарушений

                          в судах проверочных инстанций.

                          К числу распространенных претензий к судебной системе со стороны значительной части общества относится утверждение, что в России нет независимого суда. Причем это считается аксиомой, не требующей ни доказательств, ни обсуждения. Например, один из политиков в качестве основания для отказа выдвигать свою кандидатуру на последних президентских выборах (впрочем, при явном отсутствии каких-либо шансов быть избранным) назвал отсутствие в стране независимой судебной системы.

                          Между тем в Конституции РФ и федеральных законах закреплена модель независимого суда. Следовательно, заявляя об отсутствии в России независимого суда, соответствующие лица публично обвиняют судебную систему страны в заведомом невыполнении требований Конституции РФ и законов, не утруждая при этом себя поиском серьезных аргументов.

                          Если же говорить об этой проблеме серьезно, то независимый суд как институт государственной власти в нашей стране существует. Это не значит, что данный конституционный принцип при рассмотрении судами конкретных дел всегда соблюдается, но причина этого не в изначальной порочности российской судебной системы, а в несовершенстве некоторых институтов, предназначенных обеспечивать независимость суда, а также в изъянах правосознания отдельных судей, в отсутствии у них надлежащих моральных и волевых качеств. К сожалению, некоторые из них позволяют себе, в том числе и по корыстным мотивам, отступать от требований принесенной ими присяги, в которой они клялись осуществлять правосудие, подчиняясь только закону, быть беспристрастными и справедливыми.

                          Следовательно, задача состоит в том, чтобы любое нарушение принципа независимости суда, пусть даже такое поведение судей и получило относительно широкое распространение, было бы устранено в рамках самой судебной системы с

                          использованием соответствующих процессуальных механизмов, как и любое другое нарушение требований закона. Имеется также необходимость принятия дополнительных законодательных и организационных гарантий для обеспечения независимости суда, для предупреждения самой возможности нарушения этого принципа правосудия, включая самые жесткие меры ответственности за них. Как и в случаях коррупционного поведения, одним из средств противодействия этому явлению служит и оптимизация судебной процедуры.

                          Необходимость бескомпромиссной и жесточайшей борьбы с этим явлением продиктовано тем, что любое отступление от принципа независимости суда, с какими бы причинами это ни было связано, несовместимо с требованием справедливого судебного разбирательства, оно наносит колоссальный вред не только участникам судопроизводства по конкретному делу, но и общественным и государственным интересам в целом. Каждый такой факт углубляет недоверие к судебной системе в целом, что, в частности, крайне отрицательно сказывается на развитии предпринимательства в стране, поскольку каждый субъект экономической деятельности должен быть уверенным в возможности защиты его прав и законных интересов в независимом и беспристрастном суде. Уверенность в независимости суда стимулирует развитие цивилизованного бизнеса, без чего вряд ли возможно добиться существенных успехов в экономическом развитии страны.

                          При рассмотрении и разрешении гражданских дел суды обязаны применять действующие в иерархической взаимосвязи нормы, которые принимают органы законодательной и исполнительной власти, однако этим их «зависимость» в правоприменительной деятельности от этих органов и должна ограничиваться. При этом не секрет, что представители других ветвей государственной власти не всегда заинтересованы в независимом правосудии, что характерно не только для России. Например, в целях повышения уровня независимости судей отдельные вопросы организации институтов судебной власти могли бы вполне успешно решаться на демократических началах внутри самого судейского сообщества.

                          В частности, во избежание самой возможности включения руководителей судов

                          в бюрократическую систему публичной власти целесообразнее предусмотреть порядок избрания председателей судов и их заместителей самими судьями. Оптимальность такого порядка наделения полномочиями руководителей суда была подтверждена многолетней практикой в Конституционном Суде РФ, а также в конституционных (уставных) судах субъектов Российской Федерации. Однако законодательные новации последнего времени исключают возможность в ближайшем будущем введения такого порядка в судебной системе России. Причины принятия подобных законов, формально не вступающих в противоречие с Основным законом страны, очевидны *(3) . Вместе с тем такая законодательная практика, хотя и не способствует укреплению гарантий самостоятельности и независимости судебной власти, все же не лишает каждого судью возможности быть самостоятельным и независимым при рассмотрении и разрешении судебных дел, что является его прямой обязанностью.

                          В последние годы основные направления судебной реформы в Российской Федерации определяются государственными целевыми программами развития правосудия. Первая такая программа, действовавшая 5 лет, была принята в 2001 г., а вторая — в конце 2006 г. Приоритетными направлениями действующей в настоящее время государственной целевой программы провозглашены: обеспечение открытости и прозрачности правосудия; повышение доверия к правосудию, в частности за счет повышения эффективности и качества судебного разбирательства дел; создание надлежащих условий для осуществления правосудия, прежде всего за счет повышения уровня информационной обеспеченности судов; обеспечение независимости судей;

                          повышение уровня исполнения судебных актов. Актуальность заявленных целей сомнений не вызывает, однако законодательная деятельность последнего времени, включая подготовленные законопроекты, не всегда им адекватна.

                          Проблемы правосудия по гражданским делам многоаспектны и носят институциональный характер. Для их разрешения требуются меры по совершенствованию судоустройства и судопроизводства, организации работы судов и т.д. Через призму общих теоретических представлений о сущности правосудия в монографии они рассматриваются преимущественно с позиции судопроизводственного аспекта. В ее основу положены лекции по спецкурсу «Актуальные проблемы гражданского и арбитражного процесса», которые автор на протяжении нескольких лет читал студентам выпускного курса Российской академии правосудия. Согласно учебной программе другие преподаватели кафедры гражданского, арбитражного и административного процессуального права академии проводили с той же аудиторией занятия по дополнительным спецкурсам, тематику которых также можно отнести к актуальным проблемам гражданского судопроизводства, поскольку она соотносится с ними как частное с общим. Например, в рамках этих спецкурсов отдельно изучались вопросы доказывания по гражданским делам, особенности рассмотрения судами общей и арбитражной юрисдикции по правилам гражданского и арбитражного процесса дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений, вопросы исполнения судебных решений. Соответственно в монографии эти вопросы рассматриваются в самом общем виде.

                          Глава I. Правовая сущность правосудия по гражданским делам

                          § 1. О значении терминов, употребляемых при характеристике правосудия

                          В юридической теории и практике нередко употребляются термины, значение которых как будто очевидно для всех. К числу таковых относится и термин правосудие, который часто используется в литературе без каких-либо пояснений. Однако внимательное прочтение работ разных авторов, в том числе и представителей процессуальной науки, показывает, что многие из них значение соответствующего термина понимают неодинаково *(4) . Такой разнобой во взглядах на правосудие объясняется скорее не сложностями в понимании данного социального института, содержание которого непосредственно раскрыто в нормах Конституции РФ, сколько вольным обращением с понятийным аппаратом юридической науки.

                          Если обратиться к справочной литературе, то правосудие в ней определяется как форма (вид) государственной деятельности по рассмотрению и разрешению судом дел. Иногда к этому добавляется, что соответствующая деятельность суда является по своей сути правоприменительной, юрисдикционной деятельностью *(5) . Авторы научных публикаций и учебников наряду с названными признаками обычно указывают на наличие специальной процессуальной формы, по правилам которой суд разрешает правовые конфликты, в связи с чем делается вывод о тождественности понятий правосудия и судопроизводства *(6) . В более развернутых определениях дается качественная характеристика судебной деятельности, которая и позволяет ей претендовать на роль правосудия (независимость суда, надлежащее рассмотрение и разрешение дел), указывается на ее цели (укрепление законности и правопорядка, предупреждение правонарушений, охрана от всяких посягательств конституционного строя, прав и интересов граждан, организаций, общества и государства) *(7) . Подобные определения, хотя и не всегда отличаются достаточной полнотой, все же указывают на

                          основные признаки определяемого понятия и не противоречат конституционным положениям, согласно которым государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную, в системе которой только на суд возлагается обязанность по осуществлению правосудия, реализующего судебную власть посредством судопроизводства (ст. 10, 118 Конституции РФ).

                          Вместе с тем многие определения правосудия, прежде всего в справочной литературе, не только не раскрывают всех его характерных черт, но и вступают в противоречие с реалиями российской судебной системы. Причем нередко попытки преодолеть неполноту определяемого понятия перечислением ряда дополнительных признаков порождают у авторов трудности по выявлению взаимосвязи между правовыми явлениями, сопряженными с правосудием. В результате такого рода дополнения часто сами страдают нечеткими формулировками, а иногда демонстрируют и заблуждение авторов относительно некоторых аспектов определяемого понятия.

                          Например, авторы Большой юридической энциклопедии, рассматривая правосудие как вид государственной деятельности, посредством которого реализуется судебная власть, указывают также на ряд признаков, присущих, по их мнению, правосудию *(8) . Формулировка большинства из них особых возражений не вызывает, хотя есть и досадная неточность, ибо вопреки действующему законодательству утверждается, что одной из форм участия граждан в отправлении правосудия является включение в состав суда народных заседателей. Оставим без обсуждения небесспорный вопрос о том, насколько вообще существенным для характеристики правосудия как вида государственной деятельности является участие в нем граждан в таком качестве. Тем более что к моменту издания энциклопедии народные заседатели уже не участвовали и не могли участвовать ни в одном из видов российского судопроизводства. В связи с этим сущность российского правосудия вряд ли изменилась, но в данном случае бесспорным является то, что из-за небрежности авторов читателям была дана недостоверная информация *(9) .

                          Кроме этой неточности в приводимых авторами энциклопедии признаках правосудия содержатся и положения, с которыми нельзя согласиться по принципиальным соображениям. В частности, с тем, что правосудие может осуществляться только судом при рассмотрении гражданских, уголовных и арбитражных дел, а способом осуществления правосудия является судебное заседание, в котором участвуют заинтересованные в исходе дела лица и их представители.

                          Действительно, правосудие осуществляется только судом, что применительно к российской правовой системе не может быть предметом спора. Однако в судебную систему согласно ст. 118, 125, 126, 127 Конституции РФ и ст. 4, 18-27 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» входят не только суды общей и арбитражной юрисдикции, но и Конституционный Суд РФ, а также конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации. Осуществляя судебную власть посредством конституционного судопроизводства, они рассматривают ряд категорий дел по спорам в публично-правовой сфере, преобладающими среди которых являются дела о проверке конституционности нормативных актов. Чаще всего они сопряжены со спорами о нарушении конституционных прав при осуществлении гражданского оборота и предпринимательской деятельности, а также в криминальной и иной публично-правовой сфере, но при этом не относятся к тем судебным делам, которые в энциклопедии названы гражданскими, уголовными и арбитражными делами.

                          Некоторые авторы вопреки положениям гл. 7 Конституции РФ и Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» оспаривают принадлежность Конституционного Суда РФ и конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации к органам правосудия. Не вдаваясь в дискуссию по этому вопросу, поскольку он не относится непосредственно к теме настоящего исследования, заметим лишь, что в процедуре конституционного судопроизводства, как и в других формах осуществления правосудия, посредством судебной юрисдикционной деятельности обеспечивается защита прав (ст. 18, ч. 1 и 2 ст. 46, ст. 118 Конституции РФ). Дела о проверке конституционности нормативных актов, особенно по жалобам граждан и организаций на нарушение конституционных прав законом, примененном или подлежащем применению в конкретном деле, по своей сути идентичны делам об оспаривании законности нормативных актов, отнесенным к компетенции судов общей юрисдикции и арбитражных судов (гл. 24 ГПК, гл. 23 АПК). Принадлежность же процессуальной деятельности этих судов по рассмотрению и разрешению названных дел, возникающих из публичных правоотношений, к правосудию никем не оспаривается. Уже в связи с этим нелогично судебный конституционный контроль в отличие от иного судебного нормативного контроля, осуществляемого в аналогичных процедурах судом общей юрисдикции и арбитражным судом, исключать из сферы правосудия.

                          Оставили авторы энциклопедии без внимания и то обстоятельство, что судебная власть в Российской Федерации наряду с другими конституционными формами правосудия осуществляется и посредством административного судопроизводства, что предполагает выделение категории административных дел. Во всяком случае, административные дела специально названы в ст. 126 Конституции РФ при определении компетенции Верховного Суда РФ как высшего судебного органа по делам, подсудным судам общей юрисдикции.

                          В связи с этим нельзя не заметить, что по поводу наименования производства и дел по спорам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений, которые суды общей и арбитражной юрисдикции рассматривают соответственно по правилам ГПК и АПК, в процессуальной литературе высказываются разные позиции. Например, существует точка зрения, что названные дела — предмет гражданского судопроизводства и являются гражданскими делами, другие же авторы относят их к административным делам. Соответственно авторы энциклопедии относительно данных дел вправе придерживаться той или иной позиции, но при характеристике правосудия в любом случае нельзя забывать о делах, которые к числу административных отнесены непосредственно Кодексом РФ об административных правонарушениях, по правилам которого их и рассматривают суды общей юрисдикции.

                          Вызывает возражение и употребление авторами энциклопедии термина арбитражные дела, поскольку наличие арбитражного судопроизводства как самостоятельной формы осуществления правосудия Конституция РФ (ч. 2 ст. 118) не предусматривает. Даже если согласиться с возможностью условного использования этого термина для обозначения дел, отнесенных к компетенции арбитражного суда, то уж во всяком случае нельзя допускать употребления данного термина в одном ряду с термином гражданские дела. Законодательство об арбитражных судах относит к их ведению дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, в которых по общему правилу участвуют на той и другой стороне юридические лица и граждане-предприниматели. Возникают они из гражданских, административных и иных правоотношений в сфере гражданского оборота, в том числе при осуществлении предпринимательской деятельности, и, как правило, под наименованием именно

                          гражданских дел становятся подведомственными суду общей юрисдикции при появлении в числе участников спора гражданина, не наделенного статусом предпринимателя. Однако вне зависимости от подведомственности спора суду общей юрисдикции или арбитражному суду это по своей сути однородные дела, которые при характеристике правосудия нельзя называть по-разному.

                          Иначе говоря, обязанность по отправлению правосудия по гражданским делам в Российской Федерации возложена не только на суд общей юрисдикции, но и на арбитражный суд. Соответственно так называемые арбитражные дела соотносятся с гражданскими делами как частное с общим. С учетом этого под гражданскими делами при характеристике правосудия следует понимать принятые к рассмотрению суда общей юрисдикции или арбитражного суда правовые конфликты или (при отсутствии спора о праве) вопросы об установлении юридических фактов, определении правового статуса гражданина или имущества, которые оформлены в соответствующее производство согласно правилам, предусмотренным гражданским процессуальным или арбитражным процессуальным законодательством.

                          В научной литературе понятию правосудия иногда придается чрезмерно широкое значение, когда к нему относят не только судопроизводство, осуществляемое в соответствующей процессуальной форме, но и судоустройство. Причем в судопроизводство как компонент правосудия включаются также внесудебные и досудебные формы урегулирования споров, а в судебную систему все органы (иные структуры), специально созданные для защиты нарушенных прав и законных интересов. В связи с этим в научной литературе употребляются такие термины, как: экономическое правосудие, восстановительное правосудие, удостоверительное правосудие, альтернативное правосудие, общественное правосудие, третейское правосудие, превентивное правосудие.

                          Такое широкое понимание правосудия справедливо критикуется в процессуальной науке *(10) , однако продолжающееся наращивание количества прилагательных, сочетаемых авторами многих работ с термином «правосудие», заставляет повторить некоторые очевидные аргументы, хотя они высказывались ранее многими процессуалистами, в том числе и автором этих строк *(11) .

                          Прежде всего правосудие как форма осуществления судебной власти всегда есть именно деятельность. То обстоятельство, что она осуществляется судом как единственным носителем этой власти, не дает оснований включать данного субъекта соответствующих конституционных правоотношений в содержание собственно правосудия. Суд — это орган судебной власти, осуществляющий правосудие (судопроизводство), и только в таком качестве следует рассматривать соотношение суда и правосудия.

                          Тем более нельзя относить к компоненту правосудия все иные альтернативные по отношению к суду органы, специально созданные или создаваемые для защиты прав, поскольку судебная власть есть разновидность государственной власти. Ее носителем являются только государственные суды, состав которых определен Конституцией РФ и федеральным конституционным законом. Никакие иные органы не могут наделяться функциями по осуществлению судебной власти, следовательно, не могут претендовать и на роль органов правосудия, а их деятельность судопроизводством не является. В предусмотренных законом случаях и при наличии возможности обратиться к последующему судебному контролю защита прав может осуществляться путем разрешения правовых конфликтов несудебными органами гражданской юрисдикции (административными органами, комиссиями по трудовым спорам, третейским судом и др.). Обеспечивают защиту прав и законных интересов граждан и организаций по бесспорным вопросам также нотариат, регистрационные

                          studfiles.net