Юрист закон об образовании

Оглавление:

Статья 43 Обязанности и ответственность обучающихся

1. Обучающиеся обязаны:

1) добросовестно осваивать образовательную программу, выполнять индивидуальный учебный план, в том числе посещать предусмотренные учебным планом или индивидуальным учебным планом учебные занятия, осуществлять самостоятельную подготовку к занятиям, выполнять задания, данные педагогическими работниками в рамках образовательной программы;

2) выполнять требования устава организации, осуществляющей образовательную деятельность, правил внутреннего распорядка, правил проживания в общежитиях и интернатах и иных локальных нормативных актов по вопросам организации и осуществления образовательной деятельности;

3) заботиться о сохранении и об укреплении своего здоровья, стремиться к нравственному, духовному и физическому развитию и самосовершенствованию;

4) уважать честь и достоинство других обучающихся и работников организации, осуществляющей образовательную деятельность, не создавать препятствий для получения образования другими обучающимися;

5) бережно относиться к имуществу организации, осуществляющей образовательную деятельность.

2. Иные обязанности обучающихся, не предусмотренные частью 1 настоящей статьи, устанавливаются настоящим Федеральным законом, иными федеральными законами, договором об образовании (при его наличии).

3. Дисциплина в организации, осуществляющей образовательную деятельность, поддерживается на основе уважения человеческого достоинства обучающихся, педагогических работников. Применение физического и (или) психического насилия по отношению к обучающимся не допускается.

4. За неисполнение или нарушение устава организации, осуществляющей образовательную деятельность, правил внутреннего распорядка, правил проживания в общежитиях и интернатах и иных локальных нормативных актов по вопросам организации и осуществления образовательной деятельности к обучающимся могут быть применены меры дисциплинарного взыскания — замечание, выговор, отчисление из организации, осуществляющей образовательную деятельность.

5. Меры дисциплинарного взыскания не применяются к обучающимся по образовательным программам дошкольного, начального общего образования, а также к обучающимся с ограниченными возможностями здоровья (с задержкой психического развития и различными формами умственной отсталости).

6. Не допускается применение мер дисциплинарного взыскания к обучающимся во время их болезни, каникул, академического отпуска, отпуска по беременности и родам или отпуска по уходу за ребенком.

7. При выборе меры дисциплинарного взыскания организация, осуществляющая образовательную деятельность, должна учитывать тяжесть дисциплинарного проступка, причины и обстоятельства, при которых он совершен, предыдущее поведение обучающегося, его психофизическое и эмоциональное состояние, а также мнение советов обучающихся, советов родителей.

8. По решению организации, осуществляющей образовательную деятельность, за неоднократное совершение дисциплинарных проступков, предусмотренных частью 4 настоящей статьи, допускается применение отчисления несовершеннолетнего обучающегося, достигшего возраста пятнадцати лет, из организации, осуществляющей образовательную деятельность, как меры дисциплинарного взыскания. Отчисление несовершеннолетнего обучающегося применяется, если иные меры дисциплинарного взыскания и меры педагогического воздействия не дали результата и дальнейшее его пребывание в организации, осуществляющей образовательную деятельность, оказывает отрицательное влияние на других обучающихся, нарушает их права и права работников организации, осуществляющей образовательную деятельность, а также нормальное функционирование организации, осуществляющей образовательную деятельность.

9. Решение об отчислении несовершеннолетнего обучающегося, достигшего возраста пятнадцати лет и не получившего основного общего образования, как мера дисциплинарного взыскания принимается с учетом мнения его родителей (законных представителей) и с согласия комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав. Решение об отчислении детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, принимается с согласия комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав и органа опеки и попечительства.

10. Организация, осуществляющая образовательную деятельность, незамедлительно обязана проинформировать об отчислении несовершеннолетнего обучающегося в качестве меры дисциплинарного взыскания орган местного самоуправления, осуществляющий управление в сфере образования. Орган местного самоуправления, осуществляющий управление в сфере образования, и родители (законные представители) несовершеннолетнего обучающегося, отчисленного из организации, осуществляющей образовательную деятельность, не позднее чем в месячный срок принимают меры, обеспечивающие получение несовершеннолетним обучающимся общего образования.

11. Обучающийся, родители (законные представители) несовершеннолетнего обучающегося вправе обжаловать в комиссию по урегулированию споров между участниками образовательных отношений меры дисциплинарного взыскания и их применение к обучающемуся.

12. Порядок применения к обучающимся и снятия с обучающихся мер дисциплинарного взыскания устанавливается федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере образования.

zakon-ob-obrazovanii.ru

Юрист будущего: заучивать законы и кодексы больше нет нужды?

Блокчейн, криптовалюты, кибербезопасность, искусственный интеллект, цифровая экономика. Все чаще эти слова являются предметом обсуждений в органах государственной власти, профессиональных сообществах и СМИ. Изменения в общественной жизни, связанные в первую очередь с появлением новых информационных технологий, отразились также и на работе юристов. К примеру, уже сейчас автоматизированы некоторые направления юридической деятельности: с помощью современных электронных систем составляются типовые договоры, направляются претензии и иски, отслеживается статус дела. Цифровизация экономики, по мнению экспертов, может привести к тому, что значительную часть работы юристов смогут успешно выполнять роботы. В связи с этим остается открытым вопрос: каким должно быть юридическое образование будущего, чтобы позволить специалистам оставаться востребованными? В преддверии Международного дня студентов, который отмечается 17 ноября, портал ГАРАНТ.РУ узнал у экспертов, какими знаниями и навыками должны обладать юристы цифровой эры, заменят ли роботы юристов и кто такой «юрист будущего»?

Каким должно стать современное юридическое образование?

Сегодня практически в каждом вузе имеется юридический факультет, который специализируется на подготовке кадров для той или иной отрасли. Так, в МГИМО МИД России юристы специализируются на изучении международного права и особенностях законодательства зарубежных стран, студенты Российской государственной академии интеллектуальной собственности углубленно изучают вопросы патентного права. В некоторых вузах готовят специалистов широкого профиля, такие как, например, МГУ, МГЮА им. О.Е. Кутафина. Однако, по мнению экспертов, для выпускника юридического факультета знать только действующее право, в том числе его отдельную отрасль, мало.

«Современное юридическое образование, безусловно, должно быть основано не на штудировании законов, как это в свое время делали мы. На сегодняшний день информация стала доступной и оперативной: просто, открыв Интернет, вы можете за пару минут найти всю необходимую вам информацию и даже историю изменений по тому или иному вопросу. Важно научить будущих юристов пользоваться этой информацией», – считает Алексей Головченко, управляющий партнер юридической компании «ЭНСО», президент Института развития и адаптации законодательства, глава комитета по оценке регулирующего воздействия общероссийской общественной организации «Деловая Россия».

Такой же позиции придерживается и Артем Юдкин, председатель Правления Фонда «Сибирский экспертный центр «Модернизация». По его мнению, юридическое образование должно обеспечить переход от авторитарной и текстовой дидактики (когда будущий юрист заучивает рекомендованный преподавателем текст нормативного акта и доктринальные толкования правовых норм) к комплексному восприятию информации. «Когда в год принимаются десятки тысяч новых норм, существенно меняются действующие законы и разрабатываются сотни новых документов, ориентироваться в этом пространстве без работы по поиску информации и комплексного представления о норме права (сама норма, ее изначальный текст или текст проекта, судебная и административная практика применения) не представляется возможным. Обеспечить это можно только путем интеграции в обучение справочно-информационных систем», – полагает эксперт.

Адвокат Сергей Головин считает, что в учебную программу вузов необходимо включать дисциплины, позволяющие студенту приобрести навыки в сфере новых технологий, включая добычу доказательств в сети, обеспечение кибербезопасности, электронное делопроизводство и другие.

Однако, по мнению генерального директора CEB SHL Russia&CIS Ирины Зариной, оперативно адаптироваться к быстро трансформирующимся условиям труда учебные заведения не смогут.

«Современному юристу важно учиться самостоятельно ориентироваться в развивающихся цифровых условиях: в новом программном обеспечении, аналитических технологиях и платформах отчетности, которые используют работодатели или клиенты. Так, студент должен в ходе обучения в вузе параллельно набирать те цифровые навыки, которые в перспективе помогут ему эффективно выполнять функцию юридической поддержки и интегрировать результат работы в общую деятельность компании», – рекомендует она.

Вместе с тем несмотря на необходимость внедрения в образовательный процесс современных технологий, эксперты не исключают сохранение элементов классического образования. «Если вспомнить историю, российские дореволюционные юристы были людьми не только образованными в юридическом плане, но и досконально знавшими историю, культуру и иностранные языки. Это было необходимым условием того времени, так как в состав Российской империи входили Польша, Финляндия, страны Прибалтики и Средней Азии. В те годы базовых вузов, в которых готовили юристов, было немного – университеты Москвы, Петербурга, Киева, Казани, Риги, Таллина, Тарту. В этих университетах преподавали одни и те же профессора, то есть существовало своеобразное для того времени сетевое взаимодействие: юридические знания и особенно достижения правовой науки транслировались на всех площадках примерно на одном – высочайшем – уровне. Это позитивный опыт, который нам необходимо интерпретировать и осовременить сегодня на новом технологическом уровне», – считает декан юридического факультета Российского нового университета (РосНОУ), профессор, к. псих. н. Алексей Тыртышный.

Он также рассказал, что в нынешних условиях, когда наша страна попала под действие санкций, особую актуальность приобретает подготовка юристов, компетентных именно в областях международного права. По его мнению, в профессиональном сообществе не хватает специалистов, которые не только бы свободно владели иностранными языками, но и понимали механизмы работы других юрисдикций и возможности их взаимодействия с российской. «Недостаток кадров означает, в том числе и то, что наши образовательные программы недостаточно ориентированы на международное взаимодействие. Поэтому наша задача – обмениваться опытом с зарубежными коллегами. Для этого мы активно взаимодействуем с университетами Франции и Бельгии и обсуждаем возможные форматы сотрудничества и обмена опытом с вузами Азии и других регионов мира, – отметил Алексей Тыртышный. – Разумеется, чтобы соответствовать новым требованиям, вуз сам должен перестраиваться: пересмотреть подход к подбору и подготовке научно-педагогических кадров, разрабатывать и лицензировать новые образовательные программы. Требуется сделать подготовку студентов максимально вариативной, чтобы они имели возможность получать дополнительное образование по смежными с юриспруденцией направлениями подготовки, будь то психология, лингвистика, экономика или IT».

Какими знаниями и навыками должны обладать юристы цифровой эры?

Юлия Кульчицкая, директор консалтинговой компании МАК Групп, эксперт Первого Арбитражного Учреждения, считает, что цифровая эра – это эра вербальной коммуникации. А это значит, востребованным на рынке труда становится умение представить свое экспертное мнение понятным и доступным способом. При этом, по ее словам, увеличивается и скорость принятия этих решений. «Меняется скорость и ресурсы поиска, подбора и анализа информации, что требует от юриста нового поколения умения анализировать большие массивы данных, выстраивать их в логичные структуры».

По мнению управляющего партнера группы компаний «BDA» Вячеслава Сергеева, юристу нового поколения мало иметь диплом юридического вуза и обладать знаниями в сфере юриспруденции. Он отмечает, что специалисту следует научиться оказывать услуги с помощью высокотехнологичных инструментов, например электронной подписи, электронного документооборота, криптоканалов для обмена информацией, токенов и электронных валют, смарт-контрактов и т. д. Кроме того, он выделяет важность многогранных и глубоких знаний специалиста в разных областях юриспруденции. «Таковы требования обеспечения скорости при оказании услуги, конфиденциальности (ограниченность в возможности привлекать экспертов), отсутствия необходимых экспертов в данном месте или времени», – рассказал эксперт.

Однако, Роман Янковский, секретарь Наблюдательного совета Ассоциации ФинТех, партнер юридической фирмы «Зарцын, Янковский и партнеры», преподаватель юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, считает, что многие юристы до сих пор не могут понять, как работает асимметричное шифрование, технология цифровых отпечатков, тот же блокчейн. «Но сейчас «нас не учили» – это больше не оправдание. Если юрист хочет быть в тренде, ему приходится постоянно осваивать несвойственные сферы знаний: от финансов до верстки. Приходится пересиливать себя, чувствовать себя бабушкой, которой внук пытается объяснить, как работает Интернет. Но только так можно остаться конкурентоспособным на рынке труда», – подчеркнул эксперт.

Как повлияют современные информационные технологии на работу юриста?

Ольга Кириллова, управляющий директор юридической компании Heritage Group, считает, что, например, внедрение big data в повседневную юридическую практику существенно уменьшит значимость экспертизы документов. «Используя эти системы, «нарисовать» что-то задним числом будет все труднее. Это, конечно, упростит работу юриста, потому что меньше придется сталкиваться с недобросовестностью оппонентов. С другой стороны, несомненно, потребуется больше точности, скрупулезности и все тех же навыков оперирования информацией», – отметила эксперт.

Алексей Головченко рассказал о преимуществах онлайн-правосудия, которое позволит упростить процедуру контроля над документооборотом в судебной системе и сделать более прозрачной работу судей. «Это важный аспект, поскольку на сегодняшний день проблемы недобросовестности судей, неэффективности и несправедливости российской судебной системы – это притча во языцех. Предприниматели явно считают, что более 80% споров с государством изначально проигрышные, поскольку наша судебная система так настроена. В связи с этим подобные сервисы помогут бороться с этими насущными проблемами. Уменьшится возможность «маневра» со стороны властных структур, поскольку все будет максимально прозрачно. Также станут проще транзакционные отношения с судами, соответственно и скорость отношений увеличится», – рассказал адвокат.

Однако, по мнению Антона Иванькова, генерального директора ООО «Юридическая фирма «ЗАКОН – ПРИОРИТЕТ», не исключены проблемы при реализации системы онлайн-правосудия. В частности, в случаях рассмотрении дел в порядке упрощенного производства (гл. 29 Арбитражного процессуального кодекса, гл. 21.1 Гражданского процессуального кодекса, гл. 33 Кодекса административного судопроизводства). «Элементарное отсутствие подключения к Интернету может поставить под угрозу своевременное направление в суд документов в электронном виде. Кроме того, доказательственная база сторон должна быть оформлена на предельно высоком профессиональном и качественном уровне, не вызывающем каких-либо сомнений в подлинности и верности направленных в суд электронных документов, при этом большие объемы документов могут вызвать определенные трудности в их отправке в суд в электронном виде», – считает эксперт.

Заменят ли роботы юристов?

Практически все эксперты считают, что роботы не смогут полностью заменить юристов. Однако, по мнению Юлии Кульчицкой, хорошо «обученный» робот сможет выполнить ряд функций юриста более эффективно и качественно. Например, он сможет собрать необходимые данные, проанализировать их, подготовить стандартизованные документы, обработать в специальных программных продуктах. Но Ольга Кириллова считает, что юристов высшей квалификации, например, в сфере банкротства и корпоративных конфликтов машины не заменят никогда. «Здесь каждый процесс слишком сильно отличается от другого: в работе присутствует, без преувеличения, творческая составляющая. Незаменимыми останутся те, кто заносят данные в программу и те, кто мыслит нестандартно, так как это не сможет ни одна машина», – добавила она.

Вместе с тем Вячеслав Сергеев привел примеры организаций, в которых роботы уже заменяют юристов.

«ПАО «Сбербанк» запустило сервис роботов, которые обрабатывают исковые заявления физических лиц. Этот робот позволит сократить до 3 тыс. рабочих мест по юридической специальности. Существуют также мобильные приложения, которые по сути являются также роботами, с помощью которых пользователи могут, например, заполнить и подать заявление на обжалование штрафа за парковку. Аналогичные сервисы есть для бракоразводных процессов и количество вариантов их применения растет. Это оставит без работы тысячи начинающих юристов, которым обычно поручают однотипную неквалифицированную функцию, – отметил Вячеслав Сергеев. – Однако, отмечу, что для опытных юристов всегда останется работа, которую невозможно передать роботам. Например, представительство в суде, где юрист должен разработать стратегию защиты, владеть ораторскими навыками, искусством убеждения, проявить человеческое отношение к клиенту и т. д. Но при этом однозначно нужно признать, что роботы это очень сильные, обучаемые, потенциально «опасные» конкуренты для профессии юриста».

Аналогичной позиции придерживается Антон Иваньков. Он также считает, что машины и роботы не способны заменить юриста в судебном процессе. «Каждое отдельно взятое дело в той или иной степени уникально. Да, есть идентичные, похожие по своей сути и содержанию дела, по которым уже сформирована определенная судебная практика. Однако и это не дает полной гарантии того, что вновь возникший аналогичный правовой спор может быть решен таким же стандартным способом, – отметил он. – В работе юристов невозможно применять шаблонные, трафаретные подходы и использовать запрограммированные установки и методы в процессе разрешения судебных споров».

Владимир Константинов, юрист-судебник, генеральный директор юридической компании «Юристо» считает , что для качественного решения правовых задач необходим изощренный человеческий интеллект, а не простая механика действий. «В тех сферах, где можно действия сделать системными – например, взыскание задолженности по типовым контрактам – уже внедрены роботизированные системы обработки информации и подготовки правовых документов. В будущем роботы-юристы все больше будут интегрированы в обычную жизнь и заменят функционал юриста, поэтому востребованы будут специалисты с гибким подходом к решению задач, с глубокими знаниями права и способные находить нестандартные пути решения поставленных задач, потому что роботы – это в первую очередь стандартизация. Востребованность в юристах определенно станет меньше, вырастет конкуренция за рабочие места, где еще будет необходим человеческий интеллект. Юристам потребуется переквалификация и получение дополнительного образования, хотя в современной реальности несколько высших образований в разных отраслях уже стало нормой и является признаком хорошего юриста», – добавил эксперт.

Эксперты отмечают, что уже сегодня работа юристов предельно упрощена. Так, например, электронные конструкторы договоров существенно облегчают разработку документов – составление судебного иска превращается в работу с электронными формами, в органы государственной власти можно обратиться через информационные системы, а на судебном заседании можно присутствовать с применением конференц-связи. Эти и другие новшества современности уже являются не просто предпосылками цифровой экономики, а по сути стали укладом жизни. Однако несмотря на то, что цифровые преобразования происходят практически в каждой отрасли, эксперты считают, что искусственный интеллект не заменит в полной мере работу юристов.

www.garant.ru

Юридические консультации по вопросам образования

Термин «образование» законом определяется как общественно значимый процесс воспитания и обучения, а также как совокупность знаний, умений, навыков, установок, опыта и компетенции человека. Регламентирует его юридическую позицию 273-ФЗ «Об образовании в РФ». НПА устанавливает не только общие положения системы, он регулирует всю сферу комплексно. В законе описаны возможности профессионального развития всех категорий граждан и детализированы права, обязанности и ответственность педагогов.

В действующем акте обозначено более 20 академических прав и 10 видов социальной поддержки и стимулирования. О которых вы можете узнать, получив консультацию юриста. Для учителей закон также устанавливает социальные преимущества. К примеру, они дольше отдыхают в отпуске, раньше выходят на пенсию, получают льготное жильё и проч. Вопрос в том, что не всем участникам правоотношения известно о том, как пользоваться этими образовательными благами. Такие разъяснения предоставляют квалифицированные юристы.

Если вам нужна юридическая консультация по теме «образование» или помощь в составлении документов для учителей школ или других педагогов, отправьте свой вопрос через форму обратной связи сервиса Правовед.ru или закажите звонок эксперта и получите ответ по телефону.

Консультации юристов по законодательству России

Выбор категории

Получение высшего образования на бюджетной основе, если ранее было отчисление с бюджета

Такой вопрос. Если я учился в институте на бюджете и после 1.5 года обучения бросил по собственному желанию я имею права на следущий год поступать в другой институт на бюджет или нет?

Правомерно ли университет обязывает к изменению формы обучения?

Университет заставляет перейти с заочной формы обучения на очную. Имеют ли они на это право если договор о предоставлении образовательных услуг заключен на пять дет а прошло только три

Есть вопрос к юристу?

Можно ли получить второе средне-профессиональное образование бесплатно?

Здравствуйте, сейчас я обучаюсь в колледже на повара, но понимаю что эта профессия мне не подходит. Подскажите, возможно ли забрать документы и поступить в другой колледж на факультет юриспруденция на бюджет?

Как поступить в 10 класс лицея, если не проходишь по рейтингу успеваемости?

Добрый день, отказываются принимать моего ребенка в 10 класс лицея, на основании того что классы профильные и туда берут детей по рейтингу успеваемости. О том что класс будет профильным не знала — в начале учебного года уточняла у классного . Показать полностью

Дают ли в колледже аттестат о неполном среднем образовании?

Здравствуйте. Если я пришел в колледж после 8 класса, отучился год и сдал ОГЭ, то дадут ли мне аттестат о неполном среднем образовании, без сдачи экзамена (в колледже), о получении разряда по специальности?Заранее благодарю за ответ.

Каковы правила получения второго высшего образования?

Можно ли получить второе высшее образование, если я проучилась бесплатно в первом ВУЗе 3,5 года и не закончила его?

Имею ли я право получить бесплатное высшее образование?

Здравствуйте! Я, Денис Александрович мне 33 года работаю на железной дороге помощником машиниста локомотива, решил поступить учиться на высшее образование заочно могу ли я учиться бесплатно?

Какое образование должно быть у младшего воспитателя?

Здравствуйте! Я работаю в детском саду, младшим воспитателем, образование у меня среде- специальное педагогическое. Меня заставляют пройти обучение на дошкольное образование. Имеют ли они на это право?

Имею ли я право получить второе высшее образование бесплатно в данном случае?

Могу ли я получить второе образование бесплатно(медицинский колледж), если уже имею среднее специальное образование(строительный техникум), обучалась на коммерческой основе?

Могу ли я в данном случае устроиться на работу на базе 9 классов образования?

У меня на руках есть аттестат о не полном среднем образовании то есть 9 классов и курсы по профессии. Не будет ли проблем при устройстве на работу?

Можно ли получить второе среднее специальное образование бесплатно, если первое получено платно?

Здравствуйте! Окончила в прошлом году колледж по квалификации «Бухгалтер», но специальность не удовлетворила меня по интересам. Подаю сейчас документы в мед. колледж. Могу я претендовать на бюджет, т.к. в первый раз не воспользовалась правом . Показать полностью

Каковы основные направления правового регулирования в сфере образования?

Здравствуйте. Не могли бы вы ответить на пару моих вопросов? Каковы основные направления правового регулирования в сфере образования? Что означают государственные гарантии в сфере образования?

Является ли законным и обоснованным требование директора Московской школы к учителю математики обязательно сдать экзамен ЕГЭ по математике?

Уважаемые Господа! Ситуация: учитель математики работает в средней школе Москвы, преподает по 9 класс включительно, у учителя нет 1-й или высшей категории, он не предполагает их получать и не будет преподавать математику в 10 и 11 классах. . Показать полностью

Кто должен оплачивать курсы повышения квалификации в сфере образования?

кто должен оплачивать курсы повышения квалификации учителя, если это стоит третью часть зарплаты

Педагогическое образование

Здравствуйте! У меня педагогическое образование, есть судимость в 2009 году ст. 159 ч. 2. Могу я получить справку о не судимости, для работы в садике. Или я уже ни когда не смогу работать в образовательных учреждениях?

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее,
чем искать решение!

m.pravoved.ru

Юристы прокомментировали идею обязательного юробразования для представителей в судах

Павел Крашенинников внес в Госдуму законопроект, который вызвал бурное обсуждение среди юристов и резкую критику ФПА. Депутат предлагает не допускать до представительства в судах тех, кто не имеет высшего юридического образования и не обладает особой аккредитацией от выбранной властями организации. «Право.ru» попросило представителей профессии отозваться о такой идее.

Сейчас представителем в суде могут быть любые юридические лица и граждане без надлежащей квалификации. Павел Крашенинников убежден, что это неправильный подход к делу, и поэтому разработал законопроект, чтобы изменить ситуацию. В документе сказано, что никто не сможет быть представителем без высшего юридического образования и специальной аккредитации Ассоциации юристов России (АЮР). Такая же норма будет действовать и для иностранцев (см. «Представителей в судах обяжут иметь высшее юридическое образование»).

Такую идею уже резко раскритиковали в Федеральной палате адвокатов (ФПА), назвав его «недружественным шагом, направленным против российской адвокатуры». Вице-президент ФПА Андрей Сучков усмотрел в предложении конфликт интересов, напомнив, что автор законопроекта, депутат Павел Крашенинников, возглавляет АЮР.

Налицо конфликт интересов, а точнее использование полномочий руководителя профильного комитета Государственной Думы ФС РФ в интересах возглавляемой им же общественной организации, что недопустимо. Для дальнейшей реализации данной инициативы было бы неплохо разрешить эту коллизию и оставить один из постов»,считает Сучков.

В ФПА также считают, что законопроект в принципе недоработан, противоречит действующему правовому регулированию, и его вовсе не обсудили с представителями профессии.

Следует отметить, что АЮР не значится в законопроекте, в документе написано, что разрешение будет выдавать «общероссийская общественная организация, определяемая Правительством». О том, что это будет Ассоциация юристов России, организация сказала сама.

Член адвокатской палаты Москвы и управляющий партнер бюро «Коблев и партнеры» Руслан Коблев рассказал «Право.ru» свою точку зрения:

С первой частью инициативыдопуском к судебному представительству только граждан имеющих Юридическое образование согласиться можно, но наделение общественной организации правом приёма экзамена и лицензирования, на мой взгляд, является совершенно необоснованным. Особенно у меня вызывает недоумение та часть инициативы, в которой они пытаются наделить свою организацию правом вмешиваться в адвокатскую деятельность.

В целом все юристы так или иначе согласны с утверждением, что допускать до представительства в судах можно только людей с юридическим образованием. Эта часть законопроекта не вызывает отторжения у профессионального сообщества, спорить с Крашенинниковым хотят только по поводу пункта об аккредитации.

Евгений Шестаков, управляющий партнер группы правовых компаний «Интеллект-С», настроен так же:

Если нормы об обязательном юридическом образовании появятся в процессуальных кодексах, то это будет означать, что идея объединения всех юристов под крышей адвокатуры, что в народе именуется адвокатской монополией на судебное представительство, перестала быть навязчивой в определённых кругах. Стоит поприветствовать лишь такое разумное решение, ведь подобной нормой ослабляется главный тезис сторонников адвокатской монополии о «дворниках» в судах, под коими понимались всегда люди без высшего юридического образования, от которых якобы страдают и бедные граждане и судебная система. Наконец дискуссия о качестве судебного представительства перейдет в конструктивное русло обсуждения качества юридического образования.

При общем одобрении идеи повысить качество представительства Шестакову также непонятны нормы о «неком общественном объединении».

Очевидно, что из законопроекта торчат уши ОПЮР, создание которого инициировано адвокатской корпорацией с не до конца пока прояснённым смыслом, или АЮР.

С тем, что в России нужны ограничения представительства в арбитражных судах, согласен руководитель юрдепартамента холдинга «Мираторг» Александр Краснов. «Суд – не балаган», – говорит он. И продолжает:

Представлять интересы участников процесса должны профессионалы. Идея о введении требования о наличии высшего юридического образования видится мне разумной, а вот проведение специального отбора и аккредитации какой-либо государственной или общественной организацией кажется избыточным, тем более необоснованным видится предоставление таких полномочий какой-то одной организации.

Отличной от других позиции придерживается Дмитрий Шнигер из юркомпании «Хренов и партнеры». Он считает, что законопроект провальный в целом, включая и норму об образовании, и условие об аккредитации АЮР. «Предложенные в рамках инициативы средства представляются просто губительными с точки зрения правозащиты, а мотивировка законопроекта вызывает категорические возражения», – говорит он. Свою позицию он подкрепляет такими аргументами:

Во-первых, основным мотивом введения образовательного ценза для судебных представителей провозглашается защита граждан от некачественной юридической помощи. Однако каким образом введение такого ценза скажется на тех, кто по бедности не может нанять себе профессионального советника. В России нет системы бесплатной юридической помощи, которая могла бы удовлетворить нужды таких граждан, и из внесенных в Думу материалов не следует, что авторы законопроекта учли необходимость ее создания.

Во-вторых, предлагаемая система несправедлива. Для того, чтобы взыскать потребительскую неустойку, задолженность за работы по подписанным актам или признать незаконным увольнение, в общем и откровенно говоря, юридическое образование не требуется. Для этого вообще не требуется образование, достаточен здравый смысл, жизненный опыт и умение пользоваться сетью Интернет. Справедливо ли принуждать человека, который, хотя и не имеет образования, может защитить себя в суде сам, нанимать платного представителя, который при этом не несет никакой дополнительной ответственности за качество предоставляемой услуги?

В-третьих, инициатива дисбалансирует существующую организацию юридической практики изнутри. Авторы критикуемого проекта предлагают предоставить всем лицам, имеющим квалификацию «юрист», привилегию в виде исключительного права вести дела клиентов в судах. При этом на таких лиц не возлагается совершенно никаких дополнительных обязанностей и не предусматривается никакой особой ответственности за пренебрежение тем доверием, которое государство выразит в законе о введении профессионального представительства в случае его принятия. Зачем тогда продолжает существовать адвокатура с такими ее атрибутами, как обязанность сдачи квалификационного экзамена, уплаты адвокатами взносов, дисциплинарной ответственностью, бременем защиты по назначению и т. п.

В-четвертых, не очень ясны предпосылки, на которых основан вывод о необходимости введения образовательного ценза для решения поставленной задачи.

Шнигер говорит, ошибочно утверждать, что наличие юридического образования определяет качество судебного представительства. Само по себе наличие диплома и разрешения каких бы то ни было организаций не делают представительство профессиональным.

Юрист отмечает, что для повышения качества судопроизводства желательно в первую очередь, чтобы юридическое образование имелось прежде всего у тех, кто делает работу задолго до появления на сцене юриста-судебника. «Речь идет о специалисте, который составляет безобразный договор, спор из которого потом не распутает и лучший судебник, или об инспекторе, который так проводит проверку, что потом потребуется не один судебный представитель, чтобы описать все допущенные при составлении акта нарушения».

Шнигер называет предлагаемые изменения «вредными» и добавляет, что такой закон вряд ли примут. «Инициатива затрагивает те же проблемы, которые связаны с адвокатской монополией и которые на протяжении уже долгих лет препятствуют ее введению, и не предлагает никакого их решения», – заключает эксперт.

Такой же позиции придерживается директор правового департамента «Сбербанка» Игорь Кондрашов. Он отметил, что каждый человек может представлять себя в суде сам, то есть вообще не нанимать представителя. При этом никакого условия об обязательности юробразования быть не может.

Физлица могут выбрать любое лицо с тем образованием (опытом, навыками и т. д.), которые, по мнению этого лица, наилучшим образом помогут защитить его интересы. Юридические лица действуют в рамках предпринимательского риска и также вправе самостоятельно определять, какие представители наилучшим образом могут защитить их интересы.

В то, что какой-то одной организации дадут право допуска всех юристов в суды Кондрашов вообще не верит:

Что касается допуска в суды только со специальным разрешением от АЮР, то это, очевидно, какой-то фейк, такого, конечно, быть не может в принципе.

Виктор Петров, руководитель Арбитражной практики юридической фирмы Vegas Leх, обратил внимание на другую проблему. Он задумался о том, что разрешения от АЮР (или от другой организации, которую назначат), будут подделывать. Что делать в таком случае тем, кого в суде защищал шарлатан, и подлежит ли отмене принятый акт, непонятно.

Проблемным тем не менее остается вопрос о последствиях предоставления поддельного документа при рассмотрении спора. Законодатель должен определить последствия такой фальсификации для спора (отмена судебного акта, оставление его без изменения и пр.)», поделился своим мнением Петров.

Полностью инициативу поддерживает АЮР, которая может получить монополию на допуск представителей к работе. Председатель правления ассоциации Владимир Груздев сказал, что это общемировая практика, и он видит «неоспоримый плюс» в том, что деятельность юристов в России будет регулироваться одной организацией. По его мнению, это защитит права россиян, которые должны быть уверены в том, что получают квалифицированную юридическую помощь.

Пока противников законопроекта больше, чем сторонников, но документ только внесли в Госдуму, возможно в ходе рассмотрения в него внесут изменения или переработают с учетом всех пожеланий.

С текстом законопроекта № 273154-7 «Об осуществлении представительства сторон в судах и о внесении изменений в отдельные законодательные акты» можно ознакомиться здесь.

pravo.ru